Польше не по нраву освобождение Варшавы в январе 1945-го


Мэрия Варшавы отказалась официально отпраздновать освобождение этого города в январе 1945 года от нацистов. Хотя именно поляки, пусть и просоветские, первыми вошли в Варшаву, а потом вместе с красноармейцами штурмовали Берлин. Но постсоветская Польша предпочитает это забывать, вычеркивая себя из числа победившей Германию союзной коалиции. ...
Польша фактически разделила своих погибших на два сорта — первый и второй. Те, кто «запятнал» себя сотрудничеством с СССР в годы Второй мировой войны, памяти не подлежат


*
Накануне 75-летия освобождения от немецко-фашистских захватчиков Варшавы, которое состоялось 17 января 1945 года, власти этого города заявили РИА Новости, что на официальном уровне празднований этого события не будет.
«Много лет 17 января не является датой, официально отмечаемой в Варшаве», — пояснила представитель пресс-службы столичной мэрии. «Если говорить об очевидной тенденции, то я не могу понять, как можно отмечать дату начала войны и при этом практически игнорировать даты освобождения? — прокомментировала решение варшавских властей в своем блоге представитель МИД России Мария Захарова. — Одновременно с этим предпосылки начала войны и предвоенная ситуация полностью искажаются. Такими темпами в Европе антифашисты опять будут вынуждены уйти в подполье».

Польская столица была освобождена силами 1-го Белорусского фронта и 1-й армии Войска Польского под командованием генерала дивизии Станислава Поплавского. Поляки форсировали Вислу, что ранее не удалось им в 1944 году при попытке прийти на помощь повстанцам Варшавского восстания, и начали наступать на Варшаву. Как вспоминал о январских днях 1945 года сам Поплавский,
«издали донесся рокот моторов. Затем в полумраке обрисовались контуры машин. Обыкновенные советские танки Т-34, каких много уже прошло через этот мост. Только на броне их красовался белый польский пястовский орел. Из люков выглядывали танкисты. Для такого торжественного случая они надели вместо кожаных шлемов конфедератки. «Да здравствуют польские танкисты!», «Да здравствует народная Польша!» — звучало на русском языке. «Нех жие братерство брони!», «Нех жие незвыценжона Армия Радценска!» — неслось в ответ по-польски. Переправа танков по мосту прошла благополучно».
Сейчас, в январе 2020 года, в интервью польскому журналу Przegląd свидетель тех событий инженер Анджей Котновский (1938 года рождения) оценивает былое так:


«Мой отец слушал разное радио, лондонское или какое другое, хотя за это грозила смертная казнь. Он, мама, друзья были взволнованы Сталинградом, Курском. Люди жили этим. Это было не так, как сегодня говорят, что поляки думали — оккупант придет. Люди надеялись, что конец немецкой оккупации приближается. Я думаю, что до 85% людей предпочли бы, чтобы свободу принесла нам не армия Берлинга (со стороны Советского Союза — С.С.), а Андерс (со стороны польских сил на Западе — С.С.) на белом коне. Но он, а точнее, Западный фронт, не спешил. Я считаю, что Запад цинично ждал решения на востоке. Только когда стало ясно, что Сталинград и Курск стали поражением для Германии, что советская армия быстро начала приближаться к Берлину, было решено высадиться в Нормандии, потому что западные политики боялись, что Красная армия может войти в Париж».


И тем не менее поляки, пусть и просоветские, первыми вошли в Варшаву, а потом вместе с красноармейцами штурмовали Берлин. Но постсоветская Польша предпочитает это забывать. Сложился даже своеобразный консенсус по данному вопросу. Ведь сегодня, скажем, президентом Варшавы является представитель ныне оппозиционной партии «Гражданская платформа» (РО), однако получается, что по вопросу неприятия праздника освобождения столицы от нацистов мэрия солидаризуется с правящей партией «Право и Справедливость» (PiS). «17 января 1945 года — это дата смены оккупанта, а не освобождения Польши», — заявляли два года назад примерно в это же время гости Polskie Radio 24. «Полякам на протяжении десятилетий приходилось признавать эту дату великим и важным праздником», — говорил историк Института национальной памяти Витольд Василевский. Тем самым, по его словам, польские и советские коммунисты хотели предать забвению Варшавское восстание, когда СССР не оказал полякам помощи. А депутат Сейма Польши Аркадиуш Мулярчик, возглавляющий комиссию по выставлению Германии счета за войну, подчеркивал, что «сегодня трудно решить, какая оккупация была более разрушительной».

В этом году Варшава на официальном уровне собирается отпраздновать несколько юбилеев. Но единственный, когда поляки побеждали, связан с польско-советской войной 1919−1920 годов. Столетию «чуда на Висле» власти собираются придать особое значение. Остальные даты говорят о поражениях поляков.
«В этом году мы отмечаем 75-летие окончания Второй мировой войны, — пишет одно из польских изданий. — Это, безусловно, вызовет много дискуссий в нашей стране, особенно из-за повторяющихся утверждений об «освобождении» Польши Красной армией и недавних исторических нападок со стороны России».
То есть, читай, Польша тогда, в 1945 году, проиграла. Эта пораженческая риторика, очевидно, будет доминировать и во время мероприятий в воспоминание расстрела польских военнопленных в Катыни (80 лет назад) и авиакатастрофы польского правительственного борта под Смоленском (10 лет назад). С помпой в прошлом году Варшава отметила в прошлом году свои проигрыши с многочисленными жертвами — начало Второй мировой войны и Варшавское восстание. При этом постсоветская Польша фактически разделила своих погибших на два сорта — первый и второй. Те, кто «запятнал» себя сотрудничеством с СССР в годы Второй мировой войны, памяти не подлежат.

В контексте современной политики это вновь ставит вопрос, так на чьей же стороне в ходе битвы с нацистами была Польша, является ли она победителем или проигравшим? Комментируя отказ польского президента Анджея Дуды принять участие в работе пятого Всемирного форума памяти холокоста, который посвящен 75-летию освобождения концентрационного лагеря Аушвиц-Биркенау, бывший посол Израиля в Польше Цви Равнер заявил порталу Sputnik Polska: «Мероприятие организовано не израильским правительством, а Европейским еврейским конгрессом. Это они решили, что только представители победивших союзников должны произносить речи. Другие могли участвовать, но не могли выступать». Получается, что в числе победителей Варшаву не видят. Но кого ей винить, кроме самой себя? Ведь именно Варшава постоянно декларирует, что ее в ходе войны никто не освобождал. При этом далеко не все в мире готовы принять заявления Польши о том, что она была только «жертвой».
Станислав Стремидловский, ИА REGNUM

Источник ➝

Деградация Украины продолжается | От таких манипуляций даже Геббельс в гробу перевернулся.

Деградация Украины продолжается | От таких манипуляций даже Геббельс в гробу перевернулся.

Ре­аль­ное днище. Укра­ин­ская об­ра­зо­ва­тель­ная си­сте­ма не просто дно, а ред­кост­ная по­мой­ка. 

На фото фин­ский конц­ла­герь для граж­дан СССР. А как из­вест­но, Фин­лян­дия во­е­ва­ла на сто­роне на­цист­кой Гер­ма­нии, а это фото по­слу­жи­ло одним из до­ка­за­тельств зверств фин­ских вла­стей.

Вот как это пред­став­ля­ют Укра­ин­ские бло­ге­ры

Так вот укра­ин­ские ис­то­ри­ки пошли дальше и вста­ви­ли его в свой учеб­ник по ис­то­рии для 10 класса.


vk.​cc/​au3VUz – стра­ни­ца 165.

Ав­тор­ство: 
Копия чужих ма­те­ри­а­лов
Ис­поль­зо­ван­ные ис­точ­ни­ки: 

 

Прибалтийский нацизм, или Академия мракобесия

Прибалтийский нацизм, или Академия мракобесия

«Плачьте, ущербные, страдайте…»

…«Третий рейх дал нам шанс получить независимость, гарантировал не только суверенитет, но и безвозмездную защиту со стороны самого сильного государства в мире в тот исторический период. Сталин суверенитет забрал и устроил массовые репрессии, сопровождаемые насильственной русификацией Эстонии и запретами говорить на эстонском. Поэтому 9 мая – это траурный день для Эстонии», – вещает депутат эстонского парламента Райво Касс.

«Литовцам нет необходимости праздновать русское победобесие», – вторит ему литовский политолог Альвидас Медалинскас.

«Стыдно за всех, кто скулит на кухнях. Гулянкой 9 мая нам плюнули в лицо, а мы делаем вид, что это дождик», – негодует рижский публицист из Риги Рита Нашениеце.

В прибалтийских столицах не утихают страсти, вызванные празднованием 75-й годовщины всемирно-исторической Победы советского народа и народов стран антигитлеровской коалиции в войне против немецкого фашизма. Озабоченная празднованием Великой Победы публика рвётся опровергнуть превосходство советского оружия и превосходящую моральную силу Красной армии. Продолжаются попытки подменить, размыть решения Нюрнбергского трибунала над нацистскими военными преступниками, героизировать пособников нацизма.

Прибалтика с 1990 года стала академией мракобесия. Более 30 лет тамошние националисты убеждают свои народы в том, что «9 мая 1945 года означало не конец войны, а начало новой оккупации Литвы, Эстонии и Латвии». Однако всякий раз день Победы в Прибалтике празднуют сотни тысяч её жителей…

7 мая президенты трёх стран Балтии Керсти Кальюлайд, Гитанас Науседа и Эгилс Левитс выступили с заявлением, в преамбуле которого сказано: «…последовавший после войны передел Европы представляет достойную сожаления попытку сфальсифицировать историю и подвергнуть сомнению фундамент современного миропорядка». В заявлении уравниваются «беспощадные диктаторы» Сталин и Гитлер, утверждается, что Советский Союз оккупировал Прибалтику, ретушируется сотрудничество части населения с фашизмом, отрицается, что сотрудничество с Гитлером было сознательным выбором прибалтийских автократий.

Латвия и Эстония стали плацдармами нацистской Германии, подписав соответствующие документы в 1939 году, а в феврале 1940 года посетил Берлин  и директор департамента госбезопасности Литвы Аугустинас Повилайтис, зондировавший вопрос о германском протекторате…

Только вступление Прибалтики в 1940 году в состав СССР позволило народам Латвии, Литвы и Эстонии перейти во Второй мировой войне под знамёна антигитлеровской коалиции. Этим надо бы гордиться, но прибалтийские верхи гордятся иным. Они гордятся тем, что стали союзниками фюрера в его войне против коммунистов и евреев, за «жизненное пространство» на Востоке. Гордятся тем, что сформированные в Латвии и Эстонии легионы ваффен-СС оставили следы преступлений на северо-западе СССР; в Литве такой легион  был не сформирован лишь потому, что «литовцы были признаны недостойными носить форму СС», в них, считал Гиммлер, слишком много польской крови...

Недобитые латышские легионеры СС. Фото youtube.com

Недобитые латышские легионеры СС. Фото youtube.com

В то же время, по данным профессора истории и директора Славянского института в Милуоки Романа Смаль-Стоцкого, к концу войны в вермахте служило 27 тысяч литовских добровольцев; были созданы полицейские батальоны (более 20 тысяч человек). Главными их задачами были контроль над гражданским населением, уничтожение евреев, проведение карательных операций против советских партизан. «Образ безвольных «наций-жертв» позволяет закрыть глаза на действия прибалтийских добровольцев СС, чьи злодеяния получили однозначную оценку Нюрнбергского трибунала», – подчёркивается в заявлении Российского исторического общества и Российского военно-исторического общества.

Где воевали литовцы? Карательный батальон капитана Йонаса Семашки был разбит под Россошью в ходе Острогожско-Россошанской наступательной операции Красной армии в январе 1943 года. Спасая шкуру, командир «шустрых литовских парней» совершил воинское преступление – подделал предписание о перебазировании в Ровно на Украине, заменил пункт прибытия на Ковно и бежал с Восточного фронта домой. В Литве остатки батальона расформировали, а капитану Семашке немцы предоставили возможность искупить вину в карательных операциях в Псковской области, откуда он вернулся с двумя гитлеровскими Железными крестами на литовском мундире.

Витаутас Плечкайтис. Фото: delfi.lt

Витаутас Плечкайтис. Фото: delfi.lt

Только не надо думать, что в Литве население оболванено поголовно. Вполне лояльные властям журналист Витаутас Плечкайтис и историк Лаймантас Йонишас говорят: «Модно, но наивно утверждать, что война для нас не окончена. Ни в каком европейском учебнике, ни в какой книге не найдём утверждения, будто война длилась до 1990 года. Нет, она завершилась в 1945-м, а победил СССР вместе с западными союзниками».

«Исторический ревизионизм России, с которым борется Прибалтика, состоит в том, что Москва эти факты стала внимательно изучать и публиковать. Призыв Вильнюса [и других прибалтийских столиц] остановить переписывание истории заключается в просьбе не слушать Россию и не воспринимать предъявляемые ею факты, которые лишают спасительного ореола невинных жертв трёх оккупаций», – пишет российский политолог Александр Носович. Настоящий исторический ревизионизм состоит в том, что Прибалтика оправдывает и героизирует своих нацистских преступников.

При этом в Риге, Таллине, Вильнюсе напрасно надеются на трансатлантическую солидарность. Схема не работает. «Историческая правда, как абсолютная величина, у американцев просто отсутствует. Дональд Трамп плевать хотел на то, что 75 лет назад происходило в Европе. Поэтому в одной ситуации президент США может поцокать языком на советскую оккупацию Прибалтики, а в другой – вспомнить советско-американское боевое братство, антигитлеровскую коалицию и великий подвиг солдат Красной армии по освобождению народов Европы. Что будет выгодно в данный конкретный момент, то и вспомнит», – отмечает Александр Носович.

А в заключение я процитирую Михаила Добкина с Украины. Это неоднозначная  фигура, но в данном случае бывший мэр Харькова высказался по делу: «Всех обиженных, в том числе и на Красную армию, пострадавших в борьбе за идеалы Третьего рейха, причастных к поражению нацизма и фашизма поздравляю с вашим днём примирения. Плачьте, ущербные, страдайте, вспоминайте, как вашим кумирам надрали задницы, как наши гоняли ваших дедов с прадедами по лесам и схронам! Нам и вы, и ваши «новые порядки» – пофиг! У нас Праздник!»

Рисунок Игорь Ярошенок

https://www.fondsk.ru/news/2020/05/15/pribaltijskij-nacizm-i...

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх