О наглом и обыденном в деле Ивана Голунова

Golunov

Фото © Иван Краснов / RTVI

Относительно задержания журналиста-расследователя «Медузы» Ивана Голунова якобы за наркотики мнений существует ровно два. Интернетные либералы усиленно продвигают концепт «Провокация и Заказ», а некоторые уже и предполагаемого заказчика называют. Диванные патриоты радостно потирают ручки: «Допрыгался!», ибо в их представлении работающий в либеральном издании борец с режимом может быть только наркоманом или геем или и тем, и другим одновременно.

А что же в этом «деле» есть на самом деле?


В отличие от аналогов, когда всё освещение шло по инициативе и от лица защиты, здесь Петровка, 38 постаралась сыграть на опережение. На официальном сайте появились разоблачающие фотографии, но – упс! – оказались проколом, поскольку совсем не имели отношения к задержанному (кроме одной). И это лишь один из множества косяков, сопровождающих данный кейс.

Например, само задержание подозреваемого уже вызвало множество неудобных вопросов, начиная от нагловато-расхлябанного и не стопроцентно законного поведения полицейских и заканчивая странным понятым в медицинской маске. Не менее интересным выглядит и отказ оперов задержанному в его конституционном праве на адвоката с удивительной формулировкой, что всё происходящее якобы не является процессуальными действиями, а потому присутствия защитника не требует.

Это, впрочем, объясняется огромной лакуной в нашем уголовном законодательстве, когда формальное право в Конституции закреплено, а на практике не реализовано. Например, хотя в УПК говорится об участии защитника в уголовном деле с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, но реальный допуск адвоката обусловлен составлением протокола задержания. Из-за чего момент появления защитника в уголовном деле может отодвигаться на более позднее время, исчисляемое порой и сутками. Этим у нас и пользуются полицейские, стремящиеся сломить «клиента» в первые часы после задержания.

И такая практика стала уже обыденной.

Точно также и тема с бессмертным «Подбросили!». С одной стороны, эти объяснения стары, как сама полиция. С другой, имеются исследования, которые дают основания полагать, что улики по уголовным делам порой действительно подбрасывают. Или фабрикуют внаглую. Опять же, некоторые исследователи считают, что подобных инцидентов в делах «о наркотиках» – чуть ли не в каждом пятом случае.

Так что версию о заказе отбрасывать тоже рано, хотя сработан он был – если был! – довольно топорно. Возможно, опера действительно не знали, с кем имеют дело, а поняв и забеспокоившись, стали допускать ошибки. Но это лишь гипотеза

А вы во что скорее поверите, в чей-то заказ и полицейский #произвол, обусловленный в том числе низкой квалификацией рядовых исполнителей, или в журналиста-наркоторговца, занимающегося коррупционными расследованиями в свободное от варки мета время?

Источник ➝

За что многие сейчас не любят Николая II, Солженицына и РПЦ?

В одной соцсети появился следующий текст:

"Такое впечатление, что при чтении слов "Николай II" многим людям разом отказывают базовые умения – оперировать простейшими понятиями, не говоря о простейших этических и правовых принципах. Людям внезапно сносит ненавистью крышу, и они начинают писать под влиянием неконтролируемых импульсов… Есть и другие триггерные слова, которые у многих вызывают похожий эффект. Например слова "РПЦ" и "Солженицын"…"

Для указанного явления –  активной неприязни к Николаю II, РПЦ и Солженицыну – есть несколько причин.

Обычно неприязнь к названным объектам аргументируют их прижизненным пороками и недостатками. Но есть и другая причина, которая не касается самих их свойств.

Дело  в том, что эти объекты сейчас стали символом странного явления. Возможно, впервые за всю историю люди, родившиеся уже много после событий, вдруг стали относиться ко всем умученным в давнем прошлом Констанциям Бонасье так, будто трагедия произошла лично с ними и прямо сейчас.

При этом совершенно забывается такая проста данность, что люди прошлых эпох воевали между собой, при этом кто-то в тех войнах победил, кто-то – проиграл.

Победители прошлых эпох имели претензии к побежденным. И имели обычай эти претензии  реализовать (например расстрелять Николая с семьей).

За свои решения они отвечали своими головами. Если бы Ленин и Троцкий попали в руки своих врагов – те бы их тоже не пожалели.

Люди убивали тех,  кого считали врагами, и были готовы сами быть убитыми – если попадут в руки противника.

Это были их время, и их жизнь,

И влезать спустя 100 лет в дела прошлых поколений, что практикует РПЦ, пересуживать их суды и переигрывать их войны – занятие глупое. Раздражающее его недобросовестной конъюнктурностью.

Дедушкина свадьба – это не ваша  свадьба, и кого там побили, оприходовали под шумок или пырнули ножиком – это дело дедушкиного поколения,

"Пусть мертвые хоронят своих мертвецов".

Сама идея в 21 веке обижаться на кардинала Ришелье и Миледи – просто смешна. Если ты не мушкетер д’Артаньян, нечего рыдать по Констанции Бонасье.

Потому и к современным  страдающим по Николаю II и разным новомученикам – один вопрос: "Какого черта вы качаете свои права на чужой свадьбе?"

Вот потому поклонников Николая, Солженицына и подобных "гостей из прошлого" – окружающие и не любят.

 

По материалам marss
➡ Источник: 
https://publizist.ru/blogs/112502/34952/-

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх