Крах «белорусской модели»: кто выйдет защищать Лукашенко?

Защищать такую «сильную и процветающую Беларусь», похоже, особо некому

В свете неоднократно сделанных в 2018 году заявлений Александра Лукашенко об угрозе ликвидации государственности Белоруссии, покушениях на «суверенитет и независимость» и даже наличии в Москве планов «инкорпорации» постсоветской республики в состав России возник закономерный вопрос: не резонёрство ли и алармизм исходят от руководителя другой части Союзного государства?

Оставим в стороне техническую возможность такого действия — «впихнуть» РБ в состав РФ, пытаясь «наклонять, стать коленом на грудь».

Профессиональные гимнасты и каскадёры могут позавидовать такому полёту фантазии. Гораздо важнее иной вопрос: если угроза потери независимости действительно существует, то является ли источник опасности внешним, и что ему может противопоставить нынешнее руководство Белоруссии?

Судя по другим заявлениям того же Лукашенко, других чиновников и министра обороны Белоруссии, судя по военной доктрине республики и другим документам, в том числе подписанным с Россией, никакой опасности от Москвы не исходит.

Ни Владимир Путин, ни его пресс-секретарь Дмитрий Песков, ни Дмитрий Медведев, ни Сергей Лавров — никто из российского руководство никогда не озвучивал тех намерений, о которых под конец минувшего года (да и в предыдущие годы тоже) неоднократно заявлял их друг и партнёр из западной части Союзного государства Белоруссии и России.

Даже если допускать, что Лукашенко говорит правду и не преувеличивает, то теоретически достаточно странно находиться в союзе и считать стратегическим партнёром врага, который вынашивает планы «инкорпорации», «впихивания» и даже стремления «стать коленом на грудь». Есть основания считать, что руководство Российской Федерации в сложившейся ситуации выглядит значительно честнее.

Сейчас у Кремля нет никакого резона брать на себя решение белорусских проблем — социальных, экономических, политических. Если уж нет желания «инкорпорировать» ДНР и ЛНР, то такая операция в отношении РБ и подавно не нужна — так рассуждают российские либералы, чьё влияние на выработку и реализацию стратегии России трудно переоценить

После откровенно русофобских эскапад Лукашенко некие минские толмачи пытаются успокаивать аудиторию: это, мол, для внутреннего пользования, не обращайте внимания. Но ни российская общественность, ни Кремль не могут не обращать внимания на подобные выходки.

В европейской истории было немало случаев, когда куда более сдержанные выражения приводили не только к жёстким политическим конфликтам, но и к полноценным войнам. Кремль себе подобного не позволяет — так почему Минску разрешено? Ведь даже обращение к собственно белорусской аудитории с заявлениями на тему «российской угрозы» — это явная провокация как минимум межнационального конфликта.

Одно из последних (в смысле крайних) подобных заявлений Лукашенко на эту тему прозвучало 14 декабря перед представителями российской прессы. Заранее накормленные участники проплаченного «пресс-тура» собрались за закрытыми дверьми нового президентского дворца, причём теле- и радиотрансляции из зала встреч впервые за многолетнюю практику таких «туров» не было — то есть месседж предназначался всё-таки для российской аудитории — как для широкой общественности (для этого и были приглашены именно работники СМИ из 44 российских регионов), так и для Кремля.

Позже, во время двух туров декабрьских переговоров в Москве у Лукашенко была возможность изложить свои претензии, доводы и обиды лично президенту России. По всей видимости, контраргументы настолько глубоко удовлетворили белорусского лидера, что с тех пор он появился на телеэкранах лишь дважды — в записи новогоднего телеобращения и зачитывающим официальное обращение на хоккейном «Рождественском турнире».

Было также ещё одно публичное выступление, не транслировавшееся на широкую аудиторию — во время локального митинга в православном храме на Рождество с фантазиями на тему «плётки». Здесь, опять же, специфическую лексику («нагнуть», «наклонить», «плётка» и т. п.) лучше оставить для анализа узким специалистам.

Низы не хотят, верхи не могут

Если проанализировать заявления Александра Лукашенко на тему отношений с Россией, то трудно не заметить, как примерно с 2006 года изменилась риторика бессменного руководителя Белоруссии. В ней отчётливо прослеживается националистический мотив, а национализм в этой постсоветской республике принципиально ничем не отличается от образцов с Украины и из Прибалтики.

Образ врага один и тот же, призывы одни и те же — рознятся лишь методы реализации, обусловленные местной спецификой и текущим моментом. В основе любого постсоветского лимитрофного национализма лежит всё та же русофобия и всё та же сакрализация мифической независимости, на практике выливающаяся во всевластие местечковых шовинистов, грабящих свои народы и торгующих услугами по «сдерживанию России».

Крупными специалистами по таким услугам и их конечными бенефициарами выступают англосаксы. Не случайно представители аналитических центров Великобритании и США зачастили в Минск и сегодня консультируют чиновников и «силовиков» Белоруссии уже на системной основе.

Считается, что пресловутая белорусская «стабильность» держится на некоем социальном контракте и мощном карательном аппарате. Если такой контракт и был, то он неоднократно с 1994 года пересматривался в одностороннем порядке. Карательный же аппарат в Белоруссии действительно развит и прекрасно оснащён, однако его реальные возможности сильно преувеличены.

Современные белорусы — явно не пассионарии, в их случае не нужны расстрелы на стадионе, как это практиковал Аугусто Пиночет — достаточно «дела пророссийских публицистов» или чего-либо подобного. Однако не всегда эти механизмы работают желаемым для правящей элиты образом.

Белоруссия дрейфует от кризиса к кризису и не имеет внутренних источников развития, достаточных для того, чтобы хотя бы гипотетически в самой далёкой перспективе догнать страны так называемого первого мира. Источник опасности и угроз у Белоруссии не внешний, а внутренний. Усиливающиеся социальное расслоение, технологическое отставание и перманентный раскол белорусского общества являются результатами почти четвертьвековой внутренней политики.

С имеющимся геополитическим потенциалом этому осколку великой державы никогда не достичь уровня глобальных лидеров — ни в научной, ни в оборонной, ни в какой-либо иной сфере. Белорусские военные это понимают возможно даже лучше, чем сотрудники различных институтов НАН Белоруссии.

Проблема Белоруссии не в том, что есть некий мифический потенциальный внешний агрессор, а в том, что низы не хотят жить по-старому, а верхи не могут руководить по-новому. Британские «идеологи» в этом не помогут, так как они обслуживают Лондон, а не Минск. Местные «хитрованы» даже понять не смогут, где подвох, как окажутся втянутыми в ситуацию выбора между плохим и очень плохим.

В этом контексте особенно интересна откровенная рекомендация авторов ноябрьского доклада британского Chatham House брать пример с Украины. На полном серьёзе руководству Белоруссии, наблюдающему происходящее в соседней республике с 2014 года, предложено наступить на те же грабли, но в «вышиванке» с другим орнаментом.

Бессилие «силовиков»

В случае обострения ситуации в Белоруссии — не важно, только лишь из-за политики местных властей или при стимулировании извне, возникает интересный вопрос: кто в этом случае выйдет защищать «белорусскую модель» и лично Александра Лукашенко? «Служба безопасности президента» — само собой, но кто ещё? Какую линию поведения в этой гипотетической ситуации выберут военные, МВД, прочие силовые структуры? И есть основания считать, что в случае массовых ненасильственных акций протеста и гражданского неповиновения к пролитию большой крови они не готовы.

Считается, что всех белорусских «силовиков» крепко держит в кулаке старший сын руководителя республики — Виктор Лукашенко. Он был главным над всеми генералами лукашенковского производства ещё тогда, когда отец не присвоил ему и полковника. Настроения в армии весьма определённые, и в ситуации, подобной Украине-2014, военные, как и милиционеры, как и носители погон и курток других расцветок, займут нейтралитет и частью переметнутся.

Так было при Саддаме Хусейне, Муаммаре Каддафи и Слободане Милошевиче. Так будет и в том случае, если верховным главнокомандующим в Белоруссии станет кто-то, кто позволит себе вступить в военный конфликт с Россией. Не случайно товарищи Петра Порошенко в 2014 году испытывали известные затруднения, и они до сих пор воздерживаются от официального объявления войны соседям.

Белорусская армия, за всю свою историю не воевавшая ни одного дня, не будет воевать с Россией. А в случае получения преступных приказов она не станет стрелять во взбунтовавшихся от нищеты солигорских шахтёров или рабочих минских заводов.

Экономический блок правительства Белоруссии обходится без самостоятельных игроков, там признают любую новую власть. Студенчество и интеллигенция в случае начала массовых выступлений гарантированно выступит против нынешнего режима. Остатки люмпенизированного сельского пролетариата тем более не будут держаться за гаранта их беспросветной бедности. Мелкий бизнес не упустит возможность вендетты. Крупный бизнес погоды не сделает и в основной своей массе отсидится в кустах нейтралитета с последующей поддержкой победителя.

Таким образом, в случае гипотетической «инкорпорации» Россией рассчитывать Лукашенко особо не на кого. Даже пенсионеры, считавшиеся его электоральной базой на протяжении первых трёх пятилеток, сегодня массово отказывают ему в доверии. Трудно найти социальную группу, на которую нынешний режим мог бы с уверенностью опереться в случае массовых протестных выступлений изнутри. Скажем прямо — её просто не существует.

«Я уже давно определил то, что мы называем столпами гражданского общества, и это не надо забывать. Это профсоюзы, молодежные организации в лице Белорусского республиканского союза молодежи, это ветеранские и женские организации. Они самые массовые и представляют все общество, — сообщал Лукашенко парламентариям в апреле 2008 года. — Это те четыре опоры, на которые мы будем опираться. Это наше понимание гражданского общества».

С тех пор много воды утекло. Ветеранские организации в силу естественных причин сильно поредели и сегодня представлены преимущественно «афганцами», не забывшими отмены льгот и много другого. Бюрократия и её «партия власти» РОО «Белая Русь» — столь же надёжная опора, как некогда существовавшая в РФ «Наш дом — Россия».

Другим, не менее надёжным столпом нынешнего режима можно считать дармоедов, десятилетиями сидящих на горбу у белорусского трудяги — «Белорусский республиканский союз молодёжи» и прочих «лукасеков».

В «жирные» годы, когда российская «поддержка» доходила до $ 10 млрд в год и четверти ВВП, можно было позволить себе содержать десятки таких структур. Кроме того, хватало денег и на лоббистов официального Минска в Москве и даже в регионах. Но рассчитывать на них «в случае чего» — это даже не наивность.

Показательна ситуация с хоккейным «Рождественским турниром»: ни БРСМ, ни ФПБ, ни прочие государственные (формально — негосударственные) структуры не смогли извлечь из-за праздничных столов доведённую сверху численность школьников и членов профсоюзов на спортивное мероприятие с участием Лукашенко.

Ответственные за мобилизацию в ряде случаев сталкивались с резонным отпором молодых граждан и их родителей, открыто заявивших о выборе в пользу семейного праздника напряжению официозом и лицемерному маханию флажками на трибунах псевдоболельщиков. То есть нагнать массовку даже на такие мероприятия уже непросто, и по мере усугубления социально-экономических проблем будет всё труднее.

Партии и общественные организации

По данным Минюста Белоруссии, в республике зарегистрировано 15 политических партий, почти 30 профсоюзов и около 2,9 тысяч общественных объединений. Формально за каждой из них стоит несколько организаций (дочерних структур), однако фактически большинство республиканских объединений рисует бумажные структуры в районах и областях, что необходимо для поддержания иллюзии территориального охвата и массовости.

Редкий партийный лидер не соврёт о реальной численности членов своей партии, практически никто не воздержится от соблазна многозначительно намекнуть на кратно большее количество сочувствующих, чем обладающих членскими билетами.

Политическая система постсоветской Белоруссии формально даже многопартийна — примерно как в гитлеровской Германии. Из этой липовой многопартийности примерно ¾ организаций откровенно ориентированы на Запад и там же получают финансирование (в том числе три как бы левые), из остальных три находятся на содержании властей и ещё две — на подножном корму, довольствуясь небольшими разными разовыми подачками гауляйтеров разного уровня.

Расценки политических проституток настолько невелики, что буквально за пару сотенных зелёных бумажек можно получить разной степени членораздельности мычание в нужном направлении, за менее чем тысячу вечнозелёных — то же самое в прямо противоположном направлении, но громче. Уровень доверия населения к политическим партиям за последние десятилетия остаётся предельно низким, что постоянно фиксируют различные соцопросы и исследования.

В последние годы белорусская власть активно сближается с местными националистами-русофобами, рассчитывая на их поддержку в деле борьбы за «суверенитет» (читай: сохранения Лукашенко у власти). Сделав ставку на национализм, Александр Лукашенко ступил на скользкую дорожку, на которой поскользнулся Виктор Янукович.

Украинские власти тоже заигрывали с национал-радикалами, через «прокладочные» структуры финансировали их деятельность, закрывали глаза на их выходки и дали набраться сил, институализироваться, окрепнуть и развернуться, чтобы затем использовать в выборных и других процессах.

В конце 2013 года администрация украинского президента столкнулась с проблемами управления, а в начале 2014 года выпестованные волки дали пинка под зад заказчикам хитрой схемы при помощи новых кураторов.

Нечто похожее происходит в Белоруссии: Лукашенко тешит себя надеждой, что всё под контролем, радикалы ходят в намордниках и знают своё место. Ряд известных русофобов открыто называют того, кого раньше именовали не иначе как «диктатором» и «шкловским хамом», едва ли не спасителем отечества, гарантом «суверенитета и независимости», защитником от «московской орды».

Спецслужбы проделали аналогичную работу с оппозиционными СМИ и записали всё это себе в заслугу. Однако КГБ СССР, которому ни СБУ, ни КГБ РБ по уровню профессионализма не годятся в подмётки, в своё время проводил аналогичные эксперименты с «народными фронтами» и прочей «диссидентщиной» — не секрет, чем всё это закончилось и для страны, и для незадачливых экспериментаторов.

Потенциал протестного выступления

Мощное протестное выступление в Белоруссии может быть лишь стихийным. В нынешней ситуации реализации массового протестного потенциала может служить внешний фактор. Таковой может явиться либо с Запада, либо с Северо-Востока. В первом случае России достаточно просто убрать «ядерный зонтик» и умыть руки — через две недели в Минске будет новое правительство, возможно, даже не одно.

При этом обещанная Лукашенко раздача стрелкового оружия поможет Москве обойтись без жёстких мер реагирования. Слишком много белорусов мечтает пройтись с огнемётом по Дроздам и другим номенклатурным «царским посёлкам».

Источник

 

Источник ➝

"Мученики сталинского произвола" генерал-комиссара Волкогонова.

"Мученики сталинского произвола" генерал-комиссара Волкогонова.

Аватар пользователя Сергей Васильев

Ком­му­ни­сты, ко­то­рым по какой-либо при­чи­ны до сих пор про­ти­вен ге­не­ра­лис­си­мус (да-да, име­ют­ся и такие) смы­ка­ют­ся с ли­бе­ра­ла­ми в оценке несо­мнен­но­го вклада в раз­вен­чи­ва­ние культа лич­но­сти Ста­ли­на  Д.А. Вол­ко­го­но­ва, про­фес­си­о­наль­но­го по­лит­ра­бот­ни­ка,  члена КПСС,  за­кон­чив­ше­го Военно-по­ли­ти­че­скую ака­де­мию имени В. И. Ленина (1956) и адъ­юнк­ту­ру (там же), за­щи­тив­ше­го в 1966 кан­ди­дат­скую на тему:«Нрав­ствен­ное раз­ви­тие лич­но­сти со­вет­ско­го воина и военно-тех­ни­че­ская ре­во­лю­ция» а затем док­тор­скую дис­сер­та­цию по ис­то­рии «Ста­ли­низм: сущ­ность, ге­не­зис, эво­лю­ция».

"Птенец гнезда хру­щёв­ско­го", ге­не­рал-пол­ков­ник Вол­ко­го­нов в своей работе имел воз­мож­ность поль­зо­вать­ся такими ис­точ­ни­ка­ми, ко­то­рые для про­стых смерт­ных за­кры­ты по сей день. Но всё, что ко­мис­сар-ге­не­рал выудил оттуда, он на­пра­вил строго в одну точку, всю жизнь по­свя­тив тому, чтобы на­не­сти на могилу Ста­ли­на как можно больше мусора и надо ска­зать, ему это уда­лось. Во всяком случае "наши за­пад­ные парт­не­ры" и до­маш­ние ли­бе­ра­лы се­год­ня с удо­воль­стви­ем ци­ти­ру­ют ко­мис­сар-ге­не­ра­ла, по­жи­мая пле­ча­ми при по­пыт­ке ука­зать на некую, мягко вы­ра­жа­ясь, тен­ден­ци­оз­ность подачи ма­те­ри­а­ла и яркое осве­ще­ние каких-либо со­бы­тий, но только с одной сто­ро­ны.

Не буду се­год­ня раз­би­рать ге­не­раль­ские опусы, обращу вни­ма­ние только на два об­сто­я­тель­ства. Первое - оце­ни­те, какая дра­ма­тур­гия! Такое впе­чат­ле­ние, что чи­та­ешь не ис­то­ри­че­скую работу, а сце­на­рий:

"Еще один спек­такль, так на­зы­ва­е­мый про­цесс «два­дца­ти одного», был осо­бен­но тя­гост­ным. Здесь го­то­ви­лась рас­пра­ва над Бу­ха­ри­ным, Ры­ко­вым, Кре­стин­ским, Ра­ков­ским, Ро­зен­голь­цем, дру­ги­ми «му­че­ни­ка­ми ста­лин­ско­го про­из­во­ла». - пишет то­ва­рищ Вол­ко­го­нов, - "Сталин, об­ла­дая фе­но­ме­наль­ной па­мя­тью, про­бе­гая мно­го­чис­лен­ные списки осуж­ден­ных или аре­сто­ван­ных, часто от­ме­чал про себя, что знает этих людей лично. Он мог бы о каждом из них что-то ска­зать, вспом­нить, оха­рак­те­ри­зо­вать. Вот сек­ре­та­ри об­ко­мов, ко­то­рые не раз бывали у него в ка­би­не­те, — И. Ва­рей­кис, И. Ка­ба­ков, П. Смо­ро­дин, Б. Ше­бол­да­ев, Э. Прам­нэк, Я. Сойфер, Л. Карт­ве­ли­шви­ли, Б. Кал­мы­ков, К. Хавкин… А этих пар­тий­ных ра­бот­ни­ков хорошо знал не только он, их знали и в рес­пуб­ли­ках — Н. Гикало, С. Эфен­ди­ев, М. Кулиев, М. На­ри­ма­нов, Г. Сул­та­нов, М. Ка­хи­а­ни, Н. Лакоба, А. Ханджян, С. Нур­пе­и­сов, А. Ик­ра­мов, Ф. Ход­жа­ев…"

"На ок­тябрь­ском Пле­ну­ме ЦК партии 1937 года из его со­ста­ва было вы­ве­де­но 24 члена и кан­ди­да­та! Среди них: Зе­лен­ский, Лебедь, Носов, Пят­ниц­кий, Ха­та­е­вич, Ик­ра­мов, Кри­ниц­кий, Ва­рей­кис, Гринь­ко, Люб­чен­ко, Еремин, Де­ри­бас, Дем­чен­ко, Се­реб­ров­ский, Ро­зен­гольц, Птуха, Шуб­ри­ков и другие. Все они, в ос­нов­ном боль­ше­ви­ки с боль­шим стажем, костяк пар­тий­ных кадров,ква­ли­фи­ци­ро­ва­лись как «враги народа». Участь их пе­чаль­на. И так — на каждом пле­ну­ме… На де­кабрь­ском Пле­ну­ме ЦК 1937 года, на­при­мер, было утвер­жде­но (го­ло­со­ва­ние опро­сом) сле­ду­ю­щее ре­ше­ние:

«На ос­но­ва­нии неопро­вер­жи­мых данных Пленум ЦК при­зна­ет необ­хо­ди­мым вы­ве­сти из со­ста­ва членов ЦК ВКП(б) и под­верг­нуть аресту как врагов народа: Ба­у­ма­на, Буб­но­ва, Булина, Меж­ла­у­ка, Ру­хи­мо­ви­ча и Чер­но­ва, ока­зав­ших­ся немец­ки­ми шпи­о­на­ми и аген­та­ми цар­ской охран­ки; Ми­хай­ло­ва, свя­зан­но­го по контр­ре­во­лю­ци­он­ной работе с Яко­вле­вым, и Рын­ди­на, свя­зан­но­го по контр­ре­во­лю­ци­он­ной работе с Ры­ко­вым, Су­ли­мо­вым».

Далее по­чер­ком Ста­ли­на до­пи­са­но: 

«Все эти лица при­зна­ли себя ви­нов­ны­ми»

То есть более по­ло­ви­ны со­ста­ва ЦК — «шпионы» и «агенты цар­ской охран­ки»!

Очень удив­лен ко­мис­сар-ге­не­рал таким по­во­ро­том. Ну как же - боль­ше­вик и шпион. Ну ведь ни­ко­гда такого не было и вот опять..

Ничего не со­об­ща­ет Вол­ко­го­нов про  лич­но­сти "му­че­ни­ков ста­лин­ско­го про­из­во­ла", кроме того, что "все они - верные ле­нин­цы и на­сто­я­щие боль­ше­ви­ки". Ну что ж, по­ве­рим ге­не­ра­лу на слово, что именно так и должны вы­гля­деть на­сто­я­щие боль­ше­ви­ки и не менее на­сто­я­щие ле­нин­цы. По­дой­дём к героям по­бли­же.   Итак:

Ни­ко­лай Бу­ха­рин, ко­то­ро­го Ленин на­зы­вал "самым та­лант­ли­вым боль­ше­ви­ком", автор зна­ме­ни­тый фразы: "В ре­во­лю­ции по­беж­да­ет тот, кто первым про­ло­мит дру­го­му череп". Чудо, а не че­ло­век. Гу­ма­нист с Боль­шой буквы "Г". 

Ита­льян­ский ис­сле­до­ва­тель Джу­зеп­пе Боффа: «Бу­ха­рин до­ве­ри­тель­но сказал своему другу, швей­цар­ско­му ком­му­ни­сту и сек­ре­та­рю Ко­мин­тер­на Жюлю Эмбер-Дро, что он готов пойти на блок со ста­ры­ми оп­по­зи­ци­о­не­ра­ми и со­гла­сил­ся бы на ис­поль­зо­ва­ние против Ста­ли­на тер­ро­ри­сти­че­ских ме­то­дов».

Про него можно рас­ска­зы­вать бес­ко­неч­но долго. Он и сам про себя столь­ко всего рас­ска­зал... То­ва­ри­щи по партии его таки и про­зва­ли: "Коля Ба­ла­бол­кин".  Для меня Коля за­кон­чил­ся вот на этой фразе (в сте­но­грам­ме она звучит не так, но смысл пе­ре­дан пра­виль­но):

Прой­дём­ся дальше по этим лицам "ко­мис­са­ров в пыль­ных шлемах", "на­сто­я­щих боль­ше­ви­ков-ле­нин­цев", "по­стра­дав­ших от ста­лин­ско­го про­из­во­ла":

5 ав­гу­ста 1924 года сек­ре­тарь ВЦИК Ену­кид­зе на­пра­вил Ста­ли­ну, тогда еще совсем не еди­но­лич­но­му пра­ви­те­лю, справ­ку о рас­хо­до­ва­нии средств на отдых "особо от­вет­ствен­ных то­ва­ри­щей".

Из до­ку­мен­та с грифом "Сов. сек­рет­но. Лично" и при­ме­ча­ни­ем "Без номера и без копии" сле­до­ва­ло, что в преды­ду­щем 1923 году на отдых и ле­че­ние главы Ко­мин­тер­на и ле­нин­град­ской парт­ор­га­ни­за­ции Гри­го­рия Зи­но­вье­ва было по­тра­че­но 10 990 рублей, пред­се­да­те­ля Ревво­ен­со­ве­та Льва Троц­ко­го 12930 рублей.

"Чер­вон­ный" нэпов­ский рубль в 1924 году рав­нял­ся 2,2 то­гдаш­ним или при­мер­но 33 со­вре­мен­ным дол­ла­рам.

"Это не полные све­де­ния,- писал Ену­кид­зе. - Кроме того, деньги вы­да­ют­ся и т. Ры­ко­вым [главой пра­ви­тель­ства СССР] из сумм СНК [Совета На­род­ных Ко­мис­са­ров]". Помимо кав­каз­ских и крым­ских ку­рор­тов, вожди ре­гу­ляр­но от­ды­ха­ли и за гра­ни­цей, осо­бен­но в дру­же­ствен­ной вей­мар­ской Гер­ма­нии и Латвии.

В 1924 году Рыков по­лу­чил на эти цели три тысячи (при­мер­но 45 тысяч со­вре­мен­ных) дол­ла­ров, сек­ре­тарь ЦК Вя­че­слав Мо­ло­тов 1213 дол­ла­ров и 1500 лат­вий­ских рублей, пред­се­да­тель Гос­пла­на Алек­сандр Цюрупа (ко­то­рый в фильме "Ленин в 18-м году" падал на за­се­да­нии Сов­нар­ко­ма в го­лод­ный об­мо­рок) - 977 дол­ла­ров.

В 1922 году зам­пред Выс­ше­го Совета на­род­но­го хо­зяй­ства Ивар Смилга из­рас­хо­до­вал во время ле­че­ния за гра­ни­цей около двух тысяч зо­ло­тых рублей, на ко­то­рые не смог пред­ста­вить под­твер­жда­ю­щих до­ку­мен­тов. В объ­яс­ни­тель­ной за­пис­ке в ЦК он при­знал, что часть денег ушла на одежду, "а также мелкие рас­хо­ды в виде ре­сто­ра­нов, такси, те­ат­ров и так далее".

Впро­чем сам Ену­кид­зе, личный друг Ста­ли­на, дети ко­то­ро­го на­зы­ва­ли его "дядя Авель", по­лу­чив ру­ко­во­дя­щую долж­ность в ЦИК и до­брав­шись до “слад­ко­го”, бук­валь­но по­те­рял берега. Вместе со своим шефом Ми­ха­и­лом Ка­ли­ни­ным он почти не вы­ле­зал из Боль­шо­го театра. Только ин­те­ре­со­ва­ли двух се­до­вла­сых функ­ци­о­не­ров отнюдь не по­ста­нов­ки, а ис­пол­ни­тель­ни­цы.

“Оба пар­тий­ца неред­ко на­ве­ды­ва­лись в театр, за­ха­жи­ва­ли на ре­пе­ти­ции, за­гля­ды­ва­ли за кулисы, не считая для себя за­зор­ным об­щать­ся с про­сты­ми тан­цов­щи­ца­ми. А затем при­гля­нув­шу­ю­ся де­вуш­ку вы­зы­ва­ли для беседы к пред­се­да­те­лю ЦИК. За по­нят­ли­вость и сго­вор­чи­вость все­со­юз­ный ста­ро­ста и его сек­ре­тарь ода­ри­ва­ли юных пре­лест­ниц по­дар­ка­ми”, — писал ис­то­рик спец­служб Ген­на­дий Со­ко­лов. 

Дядя в конце концов тоже того... по­тер­пел от са­тра­па, а вот все­со­юз­ный ста­ро­ста от­ско­чил. Не пред­став­ляю, что он такого успел (или на­о­бо­рот - не успел) сде­лать. 

Чтобы так ак­тив­но жить, надо хорошо пи­тать­ся! И "ко­мис­са­ры в пыль­ных шлемах" ни в чем себе не от­ка­зы­ва­ли. Павка Кор­ча­гин об­за­ви­до­вал­ся бы. Можете са­мо­сто­я­тель­но по­чи­тать ма­те­ри­а­лы Спе­ци­аль­ной ко­мис­сии Му­ра­но­ва при ЦК РКП ( б) и Пре­зи­ди­у­ме ВЦИК  про обес­пе­че­ние то­ва­ри­щей вождей во время граж­дан­ской войны.

А я  про­ци­ти­рую невест­ку то­ва­ри­ще Ка­ме­не­ва, под­черк­нув, что время ее жиз­не­опи­са­ний при­хо­дит­ся ак­ку­рат на голод, ко­то­рый об­ру­шил­ся на СССР в начале трид­ца­тых:

"Вышла я замуж в июне 1929 г. Ска­зоч­ная жизнь, ска­зоч­ная... Квар­ти­ра на Ма­неж­ной пло­ща­ди... Шесть комнат... Я ездила за обе­да­ми... Везли в судках - не осты­ва­ло, это же близко от Кремля, а машине нашей - везде зе­ле­ный свет. Обеды были на двоих, но девять че­ло­век были сыты этими обе­да­ми. К обедам да­ва­лось всегда пол­ки­ло масла и пол­ки­ло черной икры. Можно было взять га­стро­но­мию, сла­до­сти, спирт­ное. Вот такие рыбины. Чудные от­бив­ные..." , - вспо­ми­на­ла невест­ка Ка­ме­не­ва Галина Кра­вчен­ко.

Не за­бы­ва­ли "ис­тин­ные боль­ше­ви­ки - ле­нин­цы, му­че­ни­ки ста­лин­ско­го про­из­во­ла" и про по­ли­ти­че­скую де­я­тель­ность, причем жалеть автора "про­из­во­ла" они не отнюдь не со­би­ра­лись :

Осень 1928 г. На даче Ста­ли­на в Сочи от­ме­ча­ли чей-то день рож­де­ния. Го­то­ви­ли шашлык, выпили немало. И тут вдруг Том­ско­го, что на­зы­ва­ет­ся, по­нес­ло. На­го­во­рив Ста­ли­ну уйму непри­ят­ных вещей, он за­кон­чил вовсе уж дру­же­ским по­же­ла­ни­ем: – И на тебя пуля най­дет­ся

Мар­те­мьян Рютин, 1932 г.: «Было бы непро­сти­тель­ным ре­бя­че­ством тешить себя тем, что эта клика (Сталин и его сто­рон­ни­ки. – А. Б.), об­ма­ном и кле­ве­той узур­пи­ро­вав­шая права партии и ра­бо­че­го класса, может их отдать доб­ро­воль­но об­рат­но… силою устра­нить эту клику и спасти дело ком­му­низ­ма…»

Троц­кий, «Бюл­ле­тень оп­по­зи­ции» (1932 г.): «Сталин завел вас в тупик. Нельзя выйти на дорогу иначе, как лик­ви­ди­ро­вав ста­лин­щи­ну. Надо – убрать Ста­ли­на».

В том же трид­цать втором на квар­ти­рах троц­ки­стов Ма­рец­ко­го и Аст­ро­ва прошли неле­аль­ные «кон­фе­рен­ции» правых. Уже после ХХ съезда Астров при­зна­вал­ся, что там, в числе про­че­го, об­суж­да­лось, как «убрать силой» Ста­ли­на.

1938 г. До­не­се­ние из Парижа агента НКВД Збров­ско­го, внед­рен­но­го в бли­жай­шее окру­же­ние сына Троц­ко­го Льва Седова: «22 января Л. Седов у „Мака“ на квар­ти­ре по во­про­су о 2-м мос­ков­ском про­цес­се и роли в нем от­дель­ных под­су­ди­мых (Радека, Пя­та­ко­ва и других) заявил: „Теперь ко­ле­бать­ся нечего. Ста­ли­на нужно убить“»

Ну милые люди не правда ли? Белые и пу­ши­стые. Когда их при­сло­ня­ли к стенке, они ис­кренне недо­уме­ва­ли: А нас то за шо?

Един­ствен­ное, что ка­те­го­ри­че­ски не по­лу­ча­лось у "жертв кро­ва­во­го тирана" - то это стро­ить и при­умно­жать:

 Во­вре­мя эми­гри­ро­вав­ший ис­то­рик Б. И. Ни­ко­ла­ев­ский. В 1936 году  из­ло­жил от лица «ста­ро­го боль­ше­ви­ка» свое ви­де­ние про­ис­хо­дя­щих со­бы­тий: 

«Вы­рос­шие в усло­ви­ях ре­во­лю­ци­он­ной борьбы, мы все вос­пи­та­ли в себе пси­хо­ло­гию оп­по­зи­ци­о­не­ров… мы все – не стро­и­те­ли, а кри­ти­ки, раз­ру­ши­те­ли. В про­шлом это было хорошо; теперь, когда мы должны за­ни­мать­ся по­ло­жи­тель­ным стро­и­тель­ством, это без­на­деж­но плохо. С таким че­ло­ве­че­ским ма­те­ри­а­лом… ничего проч­но­го по­стро­ить нельзя, а нам теперь осо­бен­но важно думать о проч­но­сти по­строй­ки со­вет­ско­го об­ще­ства, так как мы идем нав­стре­чу боль­шим по­тря­се­ни­ям, свя­зан­ным с неми­ну­е­мо нам пред­сто­я­щей войной"

 

(Ис­поль­зо­ва­ны ма­те­ри­а­лы из книг, пе­ре­чис­лен­ных тут)

https://aftershock.news/?q=node/869588

 

Палачи, жертвы и статистика

Палачи, жертвы и статистика

Палачи, жертвы и статистика
© AFP, GENYA SAVILOV
Совершенно случайно набрёл на дискуссию в «Фейсбуке» относительно недавней даты – годовщины депортации крымских татар. С одной стороны, какой это геноцид, если умерло всего 190 человек? С другой — вы всё врёте, умерло 8 тысяч! И возмущённый вопль: как вообще можно верить статистике палачей?! Задумался…

Начнём с того, что тут подмена понятий. Слово «палач» имеет два значения — морально-обличительное и функциональное.

Бывают «убеждённые палачи», полагающие, что людишек ради их же пользы следует истреблять, и «доказывают нам, без всякого пристрастья, необходимость самовластья и прелести кнута». Так вот эти первые, они статистику не ведут.

Им цифры, что большие, что малые, что средние, только всю картину портят.

А вот палачи по выполняемой социальной функции — совсем другое дело. Тот же боец дивизии НКВД, когда обеспечивает выселение татар, он вроде бы палач. Но он же может быть направлен на борьбу с диверсионным отрядом из числа тех же татар, или им вообще дыру во фронте заткнут — тогда он уже не палач, а герой. А на самом деле во всех своих ипостасях он боец дивизии НКВД и делает, что прикажут.

И работа у палачей устроена как у всех остальных людей. Получено под расписку голов десять, отрублено одиннадцать, перевыполнение плана — 10%. Премия, плата за сверхурочные, подпись, печать, штамп, оплата сдельная. Всё серьёзно — не дрова же, с людьми работаем! Финансовая отчётность, опять же, потому как дело подсудное.

Это я утрирую, конечно, но работа палача — именно работа и, как всякая работа, требует статистики. Тем более что, как учил Ленин, социализм — это учёт и контроль (а главная должность в партии должна быть «генеральный бухгалтер», и никак иначе).

Поэтому уж что-что, а учёт и контроль в системе НКВД были поставлены, может, и не образцово, но очень хорошо. Если уж что-то не учитывалось (как, например, в какую именно шахту на Донском кладбище попал тот или иной труп), так это уже от полной бессмысленности. Но учитывалось всё. Другое дело, что в статистику могли вкрасться неточности и погрешности, документы могли не сохраниться, потому проследить можно не всё и не всегда.

Для меня было потрясением узнать, что в нацистских лагерях смерти, несмотря на весь немецкий орднунг, статистка не велась. Нет, какая-то, конечно, велась — сколько хорошего кофе было потрачено на папашу Ющенко, сколько золота снято и волос срезано с трупов и т.п. Но самого главного, количества жертв, там не было. Вот, действительно, комендант Освенцима не знал, сколько человек было убито в подведомственных ему газовых камерах.

Хотя, казалось бы, поставлена серьёзная индустриальная задача — окончательное решение еврейского вопроса… Но — нет. Не интересно. Целью существования лагерей было уничтожение не конкретно евреев, а всего вообще живого, что в эту систему попадало. Соответственно, учитывать генетически неполноценный материал (а работали они не с людьми, а с «материалом»), поставляемый на «фабрики смерти», особого смысла не было. Пока поставляют — работа есть.

В этом принципиальное различие с советской карательной системой, которая путём применения насилия решала определённые политические, хозяйственные и иные задачи. Но вот задачи всеобщего истребления всех подряд перед ней никогда не ставилось. Более гуманной советская система от этого не становилась, но она была качественно иной.

Это даже в деталях ощущалось. Немцы расстреливали из пулемётов, а в НКВД — строго индивидуально, из пистолетов. Даже когда это были польские офицеры большими группами. Расстреляно — десять, патронов потрачено — одиннадцать. Один перекос. Акт. Рекламация производителю. Учёт и контроль.

Понятно, что конкретному человеку не так уж важно, застрелят его из пистолета в подвале Октябрьского дворца или расстреляют из пулемёта в Бабьем Яру. Но те, кто говорит о том, что оба тоталитарных режима в основном были одинаковы, не с точки зрения конкретного человека смотрят, а поднимаются до исторических обобщений.

А какая статистика со стороны жертв? Хм… Вам не кажется, что вопрос поставлен немного по-дебильному?

С НКВД всё понятно — в вагоны погрузили столько-то, выгрузили — столько-то. Усушка, утруска, акт на каждого недоехавшего. Но в вагонах-то никакого статуправления не было. Были свидетельства очевидцев. А это вещь не Бог весть какая надёжная.

Вот, например, читаешь иную звезду эфиров, попавшую в больницу ради эфиров же. Ну и читаем: ааа, больница переполнена, медики падают с ног, уток не хватает… Это статистика с точки зрения пострадавшего от коронавируса человека. Человек здоровый, или больной не коронавирусом, в эту же больницу зайдёт с другого входа и попадёт не в инфекционное отделение, а, например, в хирургию. И узрит там гулкие коридоры и скучающих медсестёр. Потому что страха ради иудейска все плановые операции отменены. Можно ещё в поликлинику сходить — тоже интересные впечатления. Больницы переполнены, говорите? Это с какой стороны зайти.

Так же и с депортированными (надоело уже говорить, что словоупотребление неправильное — нельзя гражданина СССР депортировать из СССР в СССР). Вот, допустим, эта вот гражданка, которая открыла глаза, пишет мемуары (точнее — внучке рассказывает): погрузили нас в вагоны, не кормили и не поили, и три человека по дороге умерло. Допустим, она помнит, что именно три, и редактор мемуаров ради пущей точности не исправил на «несколько». Потом приходит научный исследователь на гранте от фонда Сороса и считает: ага, в этом вагоне умерло трое, но не кормили во всех (потому что злой Сталин хотел убить всех татар — это ведь понятно), значит, в каждом вагоне умерло по три, а вагонов было 2700, значит — 8000. Чаще, конечно, наоборот считают — в вагоне умерло три человека, всего — 8000, значит вагонов — 2700 (я именно так считал — годный метод, кстати).

Между прочим, по официальным данным в мае было выселено 183 тыс., а в ноябре насчитывалось в местах выселения 194 тыс. Не знаю, как у них это получилось. Надо думать, добирали в индивидуальном порядке на основании коллективной ответственности.

В общем, со «статистикой жертв» всё намного хуже, чем со статистикой палачей. Им нужно увеличить количество умерших. Как это делается, мы видели на примерах ющенковских книг памяти Голодомора, куда вписывали вполне живых людей целыми сёлами. Кстати, тут уж обобщаю — такой случай был только один, чаще всего вписывали всех умерших за отчётный период (зима-весна 1932-33 года) независимо от причин смерти.

И в этом, кстати, причина того, почему защитникам жертв так не нравится статистика палачей. Дело в том, что она составлялась не для того, чтобы похвастаться перед историками будущего своим героизмом в истреблении «врагов народа», и уж тем более не для Гаагского трибунала. Не было у них насущной потребности завышать или занижать цифры (не всегда — в случае с перевозкой у Берия были причины занизить число умерших, чтобы представить операцию как идеально организованную, но воспользовался ли он этой возможностью, мы узнаем только из актов, составленных конвоем при отправке и приёмке, а не из мемуаров). Для них это была голая статистика, при помощи которой решались организационные вопросы.

Статистика палачей плоха не тем, что её составляли палачи, а тем, что она не подтверждает эмоциональные впечатления жертв. Гораздо страшнее, когда палачи статистику не ведут.

https://ukraina.ru/opinion/20200520/1027747707.html

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх