Несекретные материалы

13 506 подписчиков

Свежие комментарии

  • АлександрА Лопатина
    Вот и славно, теперь нужно приготовить ему место жительство в шахте на Колыме, чтобы кайлом руду добывал, и был прико...Мишустин забирает...
  • Николай Денисов
    Очень поверхностное суждение.Путин обломал вое...
  • Загузин Виталий
    Отправят с почестью на пенсию.......а потом окажется какая-нибудь болезнь и не возможность привлечения к ответственно...Мишустин забирает...

Из истории отравлений

Из истории отравлений

Из истории отравлений

Или что вырезали с федерального канала

Посмотрел интервью Дудя с Навальным после отравления. Такое впечатление, что Юра начал что-то подозревать. Парням из НЕХТЫ он задавал довольно острые вопросы по финансированию и целям их деятельности. Что-то подобное произошло и с Навальным. Хочу вставить свои «5 копеек» по поводу отравления. Кстати, это моё мнение почему-то вырезали из эфира на одном федеральном канале. Так что держите эксклюзив.

Ещё до войны мне удалось почитать материалы уголовного дела по поводу отравления людей. Обычные люди в кустарных условиях делали яды, от которых умирали их оппоненты, и никто ничего не подозревал. Без «новичка», без суперсекретных лабораторий и прочего бреда, который несут разные «эксперты», которые просто, видимо, получают деньги за длинные статьи-«расследования».

О самом резонансном случаи хочу рассказать отдельно. 17 и 18 марта 1987 года сразу несколько учеников и работников школы № 16 Минского района Киева оказались в больнице с признаками пищевого отравления. Двое детей — Сергей Панибрат и Андрей Кузьменко, — и двое взрослых скончались практически сразу, остальные 9 человек находились в реанимации. Врачи первоначально подозревали у пострадавших грипп либо кишечную инфекцию, однако некоторое время спустя у пострадавших начали выпадать волосы, что нехарактерно для подобных заболеваний.

По фактам отравлений и смертей было возбуждено уголовное дело, создана следственная группа. Следствие, допросив оставшихся в живых потерпевших, установило, что все они почувствовали недомогание, пообедав в день накануне (16 марта 1987 года) в школьной столовой, причём все они ели гречневую кашу и печёнку. Когда возник вопрос, контролируется ли кем-либо качество еды в школьной столовой, выяснилось, что отвечавшая за это медицинская сестра-диетолог Наталья Кухаренко умерла за две недели до описываемых событий, по официальным данным — от сердечно-сосудистого заболевания. Однако обстоятельства смерти Кухаренко вызвали у следствия сомнения, в силу чего было решено эксгумировать её тело. В результате соответствующих исследований в тканях трупа Кухаренко были найдены следы таллия. После этого были проведены обыски у всех лиц, имевших отношение к школьному пищеблоку, в том числе и в доме, где проживала Тамара Иванютина, работавшая посудомойкой в столовой школы № 16.

При обыске у Иванютиной была найдена какая-то «небольшая, но очень тяжёлая баночка», заинтересовавшая оперативников и следователей, а потому изъятая и отданная на экспертизу. Лабораторное исследование показало, что в банке находится «жидкость Клеричи» — высокотоксичный раствор на основе таллия, применяемый в некоторых отраслях геологии.

Иванютина была арестована и первоначально написала явку с повинной, признавшись в совершении отравления в школьной столовой 16 марта 1987 года. Поводом к совершению преступления, по утверждению Иванютиной, послужило то, что шестиклассники, обедавшие в столовой, отказались расставлять столы и стулья, и она «решила наказать их». Однако позже Иванютина заявила, что явка с повинной была сделана ею под давлением следствия и от дачи дальнейших показаний отказалась.

Дальнейшее расследование «дела Иванютиной — Масленко — Мациборы» показало, что Иванютина и члены её семьи (сестра, родители) уже в течение 11 лет (то есть с 1976 года) использовали таллий для совершения отравлений, причём отравления совершались как с корыстной целью, так и просто из чувства личной неприязни. «Жидкость Клеричи» члены семьи приобретали у знакомой, работавшей в геологическом институте, объясняя ей, что яд необходим для уничтожения крыс. Знакомая призналась, что на протяжении 15 лет не менее девяти раз передавала Иванютиной, её сестре и родителям порции этого вещества.

В начале своей криминальной деятельности Иванютина отравила своего первого мужа, чтобы заполучить его квартиру; супруг скончался. После его смерти Иванютина вышла замуж второй раз, но и в новом браке отравила свёкра и свекровь (умерли с интервалом в два дня) и небольшими порциями яда травила второго мужа (целью было завладение принадлежавшим родителям мужа домом с земельным участком).

В сентябре 1986 года Иванютина устроилась работать посудомойкой в школу. Работа на этой должности, по версии следствия, была нужна Иванютиной для того, чтобы получить доступ к продуктам и пищевым отходам, поскольку она держала большое хозяйство: свиней, кур. За время работы в столовой Иванютина отравила (помимо уже описанных выше эпизодов) школьного парторга Екатерину Арсентьевну Щербань (скончалась) и учителя химии (выжил), которые препятствовали ей в хищении продуктов из столовой, а также двух учеников первого и пятого классов (выжили) — они попросили у Иванютиной остатки котлет для своих домашних животных.

Также следствие доказало, что старшая сестра Иванютиной, Нина Мацибора, используя ту же «жидкость Клеричи», отравила своего мужа и завладела его киевской квартирой. Многочисленные отравления совершали и родители Иванютиной — супруги Масленко: в частности, посредством отравлений ими были убиты сосед по коммунальной квартире и родственница, сделавшая замечание супругам.

Уже находясь в СИЗО, Мария Масленко так объясняла сокамерницам свою жизненную позицию: «Чтобы добиться желаемого, нужно не жалобы писать, а дружить со всеми, угощать. Но в пищу особенно зловредным добавлять яд». География преступной деятельности семейства не ограничивалась Украиной; доказано, что некоторые преступления были совершены ими и в РСФСР: в частности, Масленко-старший, находясь в Туле, отравил там свою родственницу, подмешав ей яд в самогон. Также члены семьи травили и соседских домашних животных.

Перед судом по обвинению в совершении многочисленных отравлений, в том числе с летальным исходом, предстали 45-летняя Тамара Антоновна Иванютина, её старшая сестра Нина Антоновна Мацибора, а также их родители — Антон Митрофанович и Мария Фёдоровна Масленко. Следствием и судом было установлено, что семья Иванютиной — Мациборы — Масленко на протяжении 11 лет в корыстных интересах, а также по мотивам личной неприязни совершала многочисленные убийства и покушения на убийства различных лиц посредством отравления их так называемой «жидкостью Клеричи» — высокотоксичным раствором на основе соединений таллия.

По данным заместителя председателя Конституционного суда Украины С. М. Винокурова, работавшего в период расследования дела в должности старшего следователя по особо важным делам в городской прокуратуре Киева, эпизоды, доказанные следствием в рамках расследования дела, относятся к первым случаям использования таллия для отравлений, зафиксированным в СССР. Всего было доказано 40 эпизодов отравления, совершённых этим семейством, из них 13 — со смертельным исходом. При этом наибольшее число летальных отравлений (9) и покушений на убийство (20) было совершено лично Тамарой Иванютиной. Судебный процесс продолжался около года; Иванютина в своём последнем слове вины в инкриминируемых ей деяниях не признала и отказалась просить прощения у родственников своих жертв. Все подсудимые были признаны виновными в убийствах и покушениях на убийство, совершённых посредством отравлений.

Иванютина была приговорена к смертной казни — расстрелу, который был приведён в исполнение. Остальные фигуранты дела были осуждены к различным срокам лишения свободы: сестра Нина — к 15 годам (дальнейшая судьба неизвестна), а отец и мать — к 10 и 13 годам соответственно (умерли в заключении). На следствии Иванютина призналась, что её мечтой было приобретение автомобиля «Волга». В ходе расследования пыталась подкупить следователя, пообещав ему «много золота». Отказавшись признавать свою вину и раскаиваться в содеянном, пояснила на суде, что у неё «не то воспитание».

Необычность дела заключается ещё и в том, что главная обвиняемая — женщина, была приговорена к исключительной мере наказания — расстрелу, и приговор был приведён в исполнение. Два других достоверно подтверждённых случая применения смертной казни к женщине в СССР в послесталинскую эпоху — это расстрелы по приговорам суда в 1979 году карательницы периода Великой Отечественной войны Антонины Макаровой и в 1983 году спекулянтки Берты Бородкиной.

Так что Лёха льстит себе тем, что его хотели убить по личному приказу Путина сваренным им лично ядом… На такого персонажа хватило бы обычной злой поварихи из школьной столовой.

Владлен

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх