Свежие комментарии

  • valeri bolgov15 января, 18:47
    Ты свои хотелки заставь работать, вот потом будешь жить за лучше. А если ума хватает только чтобы ныть, можешь свой ...Россию хотят взор...
  • Султанов СМ15 января, 17:06
    НЕ хотят Казахи знать свою историю.Вот и придумывают очередную сказку.НО здесь как обычно мутят меньшинство, порядка...Казачьи лампасы р...
  • Александр Сергеев15 января, 16:27
    Правильно пишет Валерий ПАНОВ, настоящий Российский ПАТРИОТ. Да, это большая беда государственных СМИ. Почему, госуда...О чем не скажет л...

Рузвельт просил Сталина помочь Америке в войне с Японией ещё в 1941 году

Рузвельт просил Сталина помочь Америке в войне с Японией ещё в 1941 году

Рузвельт просил Сталина помочь Америке в войне с Японией ещё в 1941 году

Рузвельт просил Сталина помочь Америке в войне с Японией ещё в 1941 году

Корделл Хэлл: «Союз Советских Социалистических Республик ведёт героическую борьбу против мощного нападения»

Уже на следующий день после нападения японского флота на Пёрл-Харбор президент США Франклин Делано Рузвельт фактически высказал советскому правительству пожелание об участии СССР в войне против Японии.

Президент принял нового  посла СССР в США Максима Литвинова 8 декабря 1941 года. В чрезвычайной обстановке были отменены формальности при вручении верительной грамоты. Главной целью беседы со стороны американца было выяснение возможности использовать территорию Советского Союза для нанесения бомбовых ударов по японской метрополии, что означало бы автоматическое  присоединение СССР к войне против Японии  нарушением советско-японского Пакта о нейтралитете от 13 апреля 1941 года. Кремль же интересовал в первую очередь в продолжении поставок в СССР американского вооружения. 

Советский посол доносил в Москву: «…он (Рузвельт) сразу начал разговор с японского нападения, спрашивая, ожидаем ли мы объявления нам войны Японией. Я выразил сомнение с точки зрения интересов самой Японии, которой вряд ли выгодно теперь ввязаться в войну с нами.

На вопрос президента, много ли дивизий мы сняли с восточного фронта, я ответа не дал. Не ставя никакого вопроса о нашей позиции, Рузвельт спросил меня, кто наш военный атташе в Вашингтоне, и, как бы рассуждая про себя, сказал, что военным нужно будет с ним обсудить вопрос, не могут ли американские бомбардировщики из Манилы сбросить бомбы над Японией, повернув в сторону Владивостока, очевидно, чтобы там брать с собой новый запас бомб. Хотя, сказал он, бомбардировщики могут брать достаточное количество бомб из Манилы и вернуться туда, но в случае захода во Владивосток можно было бы брать больший груз. На мой вопрос, будет ли война с Японией длительной, он ответил утвердительно и на дальнейшие вопросы сказал, что в Японии имеется, вероятно, запас бензина и каучука на 9-12 месяцев…  

Рузвельт высказал сомнения в возможности удержать Филиппины. Я поставил лишь один вопрос: отразится ли новое развитие событий на обещанном нам снабжении? На что Рузвельт ответил отрицательно. Более уверенно он говорил относительно танков, которые Америке не понадобятся для войны с Японией, но менее уверенно говорил относительно самолётов…»

Расчёты Рузвельта на бомбардировку Японских островов с территории Филиппин существовали недолго. 2 января 1942 г. японские войска захватили Манилу, заставив американские войска покинуть Филиппины. Тем самым японцы надолго обезопасили свою метрополию от массированных американских ударов с воздуха.

Другим обращающим на себя внимание моментом беседы советского посла с Рузвельтом 8 декабря являлась проявленная озабоченность Кремля по поводу продолжения американских поставок вооружения и других материалов  в СССР. Это лишний раз подтверждает, что для советского руководства вовлечение США в крупномасштабную войну с Японией едва ли было выгодным.

Позиция Сталина в отношении высказанных Рузвельтом пожеланий была сформулирована в телеграмме наркома иностранных дел СССР Вячеслава Молотова послу Литвинову от 10 декабря 1941 года. В ней поручалось передать Рузвельту следующее: «Мы не считаем возможным объявить в данный момент состояние войны с Японией и вынуждены держаться нейтралитета, пока Япония будет соблюдать советско-японский пакт о нейтралитете. Мотивы:

Первое: Советско-японский пакт обязывает нас к нейтралитету, и мы не имеем пока основания не выполнять своё обязательство по этому пакту. Мы не считаем возможным взять на себя инициативу нарушения пакта, ибо мы сами всегда осуждали правительства, нарушающие договоры.

Второе: В настоящий момент, когда мы ведём тяжёлую войну с Германией и почти все наши силы сосредоточены против Германии, включая сюда половину войск с Дальнего Востока, мы считали бы неразумным и опасным для СССР объявить теперь состояние войны с Японией и вести войну на два фронта. Советский народ и советское общественное мнение не поняли бы и не одобрили бы политики объявления войны Японии в настоящий момент, когда враг ещё не изгнан с территории СССР, а народное хозяйство СССР переживает максимальное напряжение…

Наша общественность вполне сознаёт, что объявление состояния войны  с Японией со стороны СССР ослабило бы сопротивление СССР гитлеровским войскам и пошло бы на пользу гитлеровской Германии. Мы думаем, что главным нашим врагом является всё же гитлеровская Германия. Ослабление сопротивления СССР германской агрессии привело бы к усилению держав оси в ущерб СССР и всем нашим союзникам».

Получив это послание Сталина, Рузвельт во время встречи с советским послом 11 декабря сказал, что он об этом решении сожалеет, но на месте Сталина  поступил бы так же. Одновременно Рузвельт попросил советских руководителей не объявлять публично о решении соблюдать нейтралитет с Японией и создать у японцев впечатление, что вопрос остаётся нерешённым. Это, по мнению Рузвельта, должно было привязать к границам СССР как можно больше японских войск, чтобы они не освободились для действий против Англии и США. Рузвельт несколько раз повторил эту просьбу. Президент также просил дать ему имеющуюся у советского руководства информацию об экономическом положении Японии, о её запасах нефти, каучука, чугуна и т. д.

В беседе с послом Рузвельт предложил также, чтобы Литвинов и государственный секретарь США Корделл  Хэлл опубликовали совместное коммюнике, смысл которого сводился бы к тому, что два государства «в любое время могут принять любое решение в отношении Японии», от чего советский посол уклонился, заметив, что это могло бы лишь побудить Японию напасть на СССР первой. В завершение беседы Рузвельт, не скрывая разочарования занятой СССР позицией, сказал, что «решение (Москвы. – А.К.) продлит, вероятно, войну с Японией, но что ничего не поделаешь».

Так как идея совместного коммюнике была отклонена советской стороной, американцы решили самостоятельно дать понять миру, что в войне не только против Германии, но и против Японии США и СССР стоят по одну сторону баррикад. 10 декабря Хэлл сделал следующее заявление представителям печати: «Союз Советских Социалистических Республик ведёт героическую борьбу против мощного нападения, столь предательски предпринятого против него общим врагом всех свободолюбивых народов. В этой связи я хотел бы напомнить всем о заявлениях, сделанных президентом США во время приёма им нового посла 8 декабря 1941 года – в день, когда мы объявили войну Японии. Президент при этом дал заверения, что правительство США твёрдо намерено продолжать осуществление своей программы по оказанию помощи Советскому Союзу в той борьбе, которую он ведёт. События, происшедшие за последние несколько часов, ещё больше укрепили эту решимость, и мы, со своей стороны, не сомневаемся в том, что правительство и народ полностью выполняет свою роль в борьбе против общей угрозы бок о бок со всеми миролюбивыми народами».

В Японии хорошо поняли, что хотел сказать госсекретарь Хэлл, но были уверены, что в сложившейся ситуации СССР не сможет поддержать США и Великобританию военным путём.

Анализируя содержание послания Сталина Рузвельту, можно прийти к выводу: советский вождь хорошо понимал важность помощи СССР Соединённым Штатам в войне с Японией, но нашёл доводы, чтобы разъяснить нецелесообразность вступления СССР в войну «в настоящий момент». Он давал понять, что такая помощь может стать возможной в случае успешного развития обстановки на советско-германском фронте. Заметим, что ответ Сталина Рузвельту был дан 10 декабря, спустя четыре дня после начала контрнаступления под Москвой, исход которого ещё был не ясен.

https://www.fondsk.ru/news/2020/12/12/ruzvelt-prosil-stalina...

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх