Несекретные материалы

13 557 подписчиков

Свежие комментарии

  • Олег Самойлов17 января, 17:42
    И то было правЕльно! Потому в Москву все и ломились толпами!Хотите СССР? Пожа...
  • Горский Виктор17 января, 17:26
    ТОГДА!!!Хотите СССР? Пожа...
  • Олег Самойлов17 января, 16:41
    Мало того, что лучшая, но зачастую и ЕДИНСТВЕННАЯ!!!Хотите СССР? Пожа...

Неожиданный ход: зачем Байден назначает директором ЦРУ бывшего посла в России и противника членства Украины в НАТО

Неожиданный ход: зачем Байден назначает директором ЦРУ бывшего посла в России и противника членства Украины в НАТО

Неожиданный ход: зачем Байден назначает директором ЦРУ бывшего посла в России и противника членства Украины в НАТО

13 января 2021 г. 13:53:00

Неожиданный ход: зачем Байден назначает директором ЦРУ бывшего посла в России и противника членства Украины в НАТО

К всеобщему удивлению, избранный президент США Джо Байден выдвинул на должность директора ЦРУ карьерного дипломата Уильяма Бёрнса, который возглавлял американскую дипмиссию в Москве в тот период, когда Штаты активно продвигали идею принятия Украины в Североатлантический альянс.

Уже совсем скоро, 20 января, к власти в США придёт новая администрация. Речь идёт не только о президенте Джо Байдене и вице-президенте Камале Харрис, но и о главах всех государственных ведомств. Кандидатов на ряд высоких постов будущий хозяин Белого дома выбрал без колебаний, а на поиск подходящих претендентов на другие пришлось потратить немало времени, в частности, кому доверить руководство ЦРУ. И вот Байден определился.

«Я прошу посла Билла Бёрнса возглавить Центральное разведывательное управление, потому что он занимался многими острейшими глобальными вызовами, перед лицом которых мы стоим. Как легендарный профессиональный дипломат он подходил к сложным вопросам честно, порядочно и умело. Именно так он и будет возглавлять ЦРУ», — написал он в Twitter.

Кто такой Уильям Бёрнс?

Уильям Бёрнс хорошо известен общественности, причём не только американской. 33 из своих 64 лет он посвятил дипломатической службе: занимал различные должности в Госдепартаменте (исполнительный секретарь, помощник госсекретаря по вопросам Ближнего Востока, заместитель госсекретаря), а также возглавлял посольство США в Иордании (в 1998-2001 годах) и России (в 2005-2008 годах). После выхода в отставку в 2014 году стал президентом Фонда Карнеги за Международный мир — старейшего американского экспертно-аналитического центра, специализирующегося на проблемах международных отношений.

В 1994 году журнал Time включил его в списки «50 самых многообещающих американских лидеров моложе 40 лет» и «100 молодых глобальных лидеров», в 2013-м журнал Foreign Policy присвоил ему звание Дипломата года, а издание The Atlantic в 2015 году назвало Бёрнса, работавшего при 5 президентах и 10 госсекретарях, владеющего русским, арабским и французским языками, «секретным дипломатическим оружием» США после того, как он выступил главным переговорщиком от Штатов на секретных переговорах с Ираном, на которых были заложены основы для дальнейшего заключения ядерной сделки.

По оценке российских и американских экспертов, Бёрнс — один из самых выдающихся послов США в РФ. Как отметил в комментарии РИА Новости директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов, из всех глав американской дипмиссии в Москве, с которыми он общался, Бёрнс был одним из самых профессиональных и самых квалифицированных дипломатов. На период его загранкомандировки в российскую столицу пришлась, в частности, разработка плана по членству Украины и Грузии в Североатлантическом альянсе. В аналитической записке по этому поводу дипломат написал: «Для российской элиты вступление Украины в НАТО будет означать пересечение самой красной из всех красных черт. Продвижение этого плана будет рассматриваться как брошенная в лицо перчатка, как стратегический вызов. Россия получит весомый повод для вмешательства в Крыму и восточной Украине».

В своей книге «Невидимая сила. Как работает американская дипломатия», выпущенной в 2019 году, Бёрнс рассказал, как администрация Джорджа Буша-старшего выстраивала отношения с получившими независимость бывшими республиками СССР, и дал личную оценку решениям властей США. И здесь планы интеграции Украины и Грузии в НАТО он раскритиковал.

Как Бёрнс видит российско-американские отношения

После окончания холодной войны, как отметил Бёрнс в той самой книге, было очень трудно предвидеть, как будут развиваться события в России. По его словам, «пределы американо-российского партнёрства и взаимодействия стали очевидны уже во времена Ельцина, но мы по-прежнему полагали, что у Москвы практически нет другой альтернативы, кроме принятия, пускай и с неохотой, предлагаемой ей второстепенной роли в Европе».

Однако Москва не собиралась наблюдать за происходящим на мировой арене со стороны и спустя почти 30 лет после обретения независимости прочно заняла место среди ведущих государств. В колонке для газеты The New York Times, озаглавленной «Как мы обманываемся насчёт России», в январе 2017 года Бёрнс написал: «Россия всё ещё слишком велика, горда и влиятельна, чтобы её можно было игнорировать, и она всё ещё единственная ядерная держава, сопоставимая с США».

Почему российско-американские отношения зашли в тупик, дипломат объяснил в статье, опубликованной в апреле 2019 года в журнале Atlantic. Он убеждён, что всему виной иллюзии двух стран в отношении друг друга, и призывает отказаться от них.

«Путь вперёд с Россией будет гораздо более сложным, прежде чем станет легче. Мы должны пройти его без иллюзий, принимая во внимание интересы и чувства России, не принося извинения за наши ценности и будучи уверенными в своих сильных сторонах. Америка думала, что Москва в конечном счёте привыкнет быть нашим младшим партнёром и скрепя сердце смирится с расширением НАТО даже до её границы с Украиной. А Россия всегда предполагала худшее в отношении мотивов США и считала, что её собственный коррумпированный политический порядок и нереформированная экономика являются прочной основой для настоящей геополитической власти. Мы были склонны подпитывать патологии друг друга», — написал Бёрнс.

Столь опытный дипломат, естественно, понимает, что Вашингтон и Москва в одночасье не изменят свои точки зрения и не станут ближайшими соратниками по щелчку, — это будет долгой игрой, проводимой при довольно узком диапазоне возможностей, причём такая ситуация будет сохраняться не только в период президентства Байдена, но и в дальнейшей перспективе.

О том, как изменился вес России на мировой арене, можно также судить по заявлениям Бёрнса о ситуации на Ближнем Востоке. Если в 2019 году он говорил, что Вашингтону обращать внимание на действия Москвы в регионе нужно, но не заострять на этом внимание, поскольку «у России при Владимире Путине были неустойчивые позиции в регионе в последние годы, таковыми они и остались», то 15 декабря 2020-го на интернет-семинаре дипломат констатировал, что Байдену придётся взаимодействовать с российским правительством на Ближнем Востоке с учётом влияния Москвы, особенно возросшего за последние 5-6 лет в разных уголках региона.

«Конечно, Бёрнс менялся, последние его высказывания и статьи в отношении России были уже гораздо более жёсткими, чем те взгляды, которые он высказывал, когда находился в Москве. Наверное, в последние годы он рассчитывал на какую-то позицию в демократической администрации, и этим частично можно объяснить его некоторые высказывания в отношении российского руководства, российской внешней политики. Но при этом, конечно, я бы его ни в коем случае не относил к категории идеологических русофобов. Это человек, который, я думаю, будет занимать прагматическую позицию в отношении не только России, но и в целом американской внешней политики», — заявил Андрей Кортунов.

Хотел в Госдепартамент, а попал в ЦРУ

Учитывая такой опыт работы на внешнеполитическом направлении и авторитет среди представителей обеих американских партий, логично было бы назначить Бёрнса госсекретарём США, тем более его фамилия фигурировала в списке претендентов на этот пост, но предпочтение на этом посту Байден отдал Энтони Блинкену.

В случае утверждения Сенатом кандидатуры Бёрнса, а с этим не должно быть проблем, он станет первым карьерным дипломатом, возглавившим американскую разведку (ему не впервой нарушать сложившиеся кадровые шаблоны — при Бараке Обаме занял должность первого заместителя госсекретаря, на которую крайне редко назначают профессиональных дипломатов). Тем самым Байден хочет решить серьёзную проблему — очистить репутацию ЦРУ.

В последние годы представителей ведомства неоднократно обвиняли в организация пыток за пределами США, в том числе нынешнего директора ЦРУ Джину Хаспел. По данным Human Rights Watch, в 2002 году в таиландской тюрьме «Кошачий глаз», которой она тогда руководила, пытали людей, похищенных спецслужбами, одного из лидеров запрещённой в РФ террористической организации «Аль-Каида» Абу Зубейду подвергали издевательствам 83 раза.

Вот как охарактеризовал Хаспел бывший офицер ЦРУ Джон Кирияку, рассказавший о программе пыток, за что получил 2 года заключения: «Мы называли её Кровавая Джина. Она всегда и с радостью была готова использовать силу. Да, все знали, что пытки не работают, но Джина и ей подобные люди продолжали, потому что получали от этого удовольствие. Они пытали лишь ради того, чтобы пытать, не для сбора информации».

Кроме того, по этой же причине Байдену пришлось отказаться от планов назначить главой ЦРУ Майкла Морелла, бывшего заместителя директора ведомства. Группа сенаторов-демократов выразила обеспокоенность его позицией по вопросу пыток, в частности, Морелл считает эффективным применение жёстких методик, например, применение воды при допросах.

Чего ожидать от Бёрнса в новой роли, в частности, России?

Как отметил Кортунов, значение директора ЦРУ было различным от президента к президенту: если при Обаме он имел вес, то для Трампа Пентагон был приоритетнее ЦРУ. По мнению эксперта, при Байдене Бёрнс станет заметной фигурой, а в своей работе будет придерживаться прагматичного подхода в отношении России, даже несмотря на негативные комментарии в её адрес. Политолог Александр Асафов считает, что ЦРУ будет больше внимания уделять работе, направленной против России, нежели американской безопасности, а количество операций на постсоветском и околороссийском пространстве многократно увеличится.

В свою очередь, директор программы внешнеполитических исследований и старший научный сотрудник вашингтонского Института Брукингса Майкл О'Хэнлон не видит опасности для Москвы: «Бёрнс — искушенный исследователь России. И хотя он не является сторонником Владимира Путина, он явный друг российского народа и уважительно относится к России как к великой державе. Мне кажется, это является хорошим предзнаменованием. В целом директоры ЦРУ не формируют дебаты о политике США, и в действительности они и не должны этим заниматься, однако при этом я считаю, что мудрость Бёрнса будет чрезвычайно полезна, — не в последнюю очередь в связи с тем, что все члены команды Байдена относятся к нему с таким уважением».

Положительно выдвижение Бёрнса оценил и директор по научной работе международного дискуссионного клуба «Валдай» Фёдор Лукьянов. По словам эксперта, он ​​​​​​​выполнял свою дипломатическую миссию в России в довольно сложные годы и при этом всегда сохранял выдержку, сбалансированность, не позволял себе никаких некорректных вещей. Лукьянов уверен, что ожидать какого-то влияния Бёрнса в роли директора ЦРУ на российско-американские отношения не стоит, потому что ЦРУ занимается не взаимоотношениями с другими странами, а обеспечением безопасности в США и проведением соответствующих мероприятий.

Евгения Кондакова

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх