Несекретные материалы

13 557 подписчиков

Свежие комментарии

  • Олег Самойлов17 января, 17:42
    И то было правЕльно! Потому в Москву все и ломились толпами!Хотите СССР? Пожа...
  • Горский Виктор17 января, 17:26
    ТОГДА!!!Хотите СССР? Пожа...
  • Олег Самойлов17 января, 16:41
    Мало того, что лучшая, но зачастую и ЕДИНСТВЕННАЯ!!!Хотите СССР? Пожа...

Декабрь 90-го: за год до гибели СССР…

Декабрь 90-го: за год до гибели СССР…

Декабрь 90-го: за год до гибели СССР…

Декабрь 90-го: за год до гибели СССР…

Декабрь 90-го: за год до гибели СССР…
Юрий НОСОВСКИЙ29 декабря 20202020-12-292020-12-29674

Заявление главы КГБ Крючкова о заговоре западных держав против СССР, отставка главы МИД Шеварднадзе и назначение вице-президентом Янаева.

Декабрь 1990 года был не самым горячим в полосе обострения внутренних конфликтов в Советском Союзе. Ситуация напоминала ту, которая возникает при пожаре, когда основной горючий материал уже сгорел, и создается ложное впечатление, что опасность миновала… 

К зиме 1990/91 годов сепаратизм успел овладеть всеми без исключения союзными республиками; последними в этом ряду были Казахстан и Киргизия, заявившие о «стремлении к независимости» лишь в октябре. 

Впрочем, как говаривал Горбачев, «процесс пошел», захватывая и автономные республики РСФСР. Так, 11 октября 1990 года Декларацию о государственном суверенитете выставила Башкирия, опередив даже контролируемый Ельциным Верховный Совет России – тот принял закон о передаче в ведение властей РСФСР контроля над природными ресурсами и промышленностью республики 31 октября, превратив правительство Союза СССР в генерала без армии.

К тому времени на рубеже 1989-90 годов практически во всех восточноевропейских странах теперь уже бывшего социалистического лагеря дружественные Москве правительства сменились на западных марионеток, а Восточная Германия была поглощена Германией Западной.

 

На этом фоне своего рода бомбой стало выступление на телевидении председателя КГБ Владимира Крючкова, заявившего о заговоре западных держав против СССР с целью добиться его распада. Однако, исходя из того, что, Горбачёвым в отношении Крючкова не было предпринято никаких репрессивных мер, можно предположить, что заявление главы КГБ согласовывалось с первым и последним президентом СССР. Возможно, для того, чтобы как-то успокоить военных: дескать, опасность видим, меры принимаем...

Могла ли в этих условиях роль сотрудников органов государственной безопасности быть другой? Наверное, да. Позже, после бесславного провала так называемого августовского путча, когда бездарные вожди ГКЧП умудрились за неполные три дня, имея под своим контролем огромные силы, полностью потерять власть и страну, Крючков после ареста писал Горбачеву: «Михаил Сергеевич! Когда все это задумывалось, то забота была одна – как-то помочь стране. Что касается Вас, то никто не мыслил разрыва с Вами <…> Было заявлено, что в случае начала противостояния с населением, операции немедленно приостанавливаются. Никакого кровопролития. Трагический случай произошёл во время проезда дежурной военной машины БМП по Садовому кольцу. Это подтвердит следствие. К Вам поехали с твердым намерением доложить и прекращать операцию».

Даже вялое заявление Крючкова о заговоре Запада всполошило тех, кто вёл дело к развалу СССР. 20 декабря подал в отставку с поста министра иностранных дел Шеварднадзе, мотивировавший это «опасностью установления в стране диктатуры». Ему было чего бояться в случае возвращения к принципам социалистического руководства: сдача ГДР, вывод оттуда советских войск, сокращение ракет меньшей и средней дальности (когда СССР сократил в 2,5 раза больше носителей и в 3,5 раза больше боеголовок, чем США), раздел экономической зоны Берингова пролива, по итогам которого американская доля вдесятеро превысила советскую, – всё это было на совести Шеварднадзе не в меньшей мере, чем на совести Горбачева. 

И главный мидовский ренегат предпочёл в тот момент отойти на вторые роли. Не помогло даже предложение Горбачева назначить его вице-президентом.

26 декабря 1990 года вице-президентом СССР был избран безликий Геннадий Янаев. Сколько-нибудь заметной его должностью до этого было руководство в далекие 60-е годы Горьковским обкомом комсомола. Горбачев, правда, выдвинул Янаева на профсоюзы – место, традиционно считавшееся ссылкой, но ставшее для Янаева (с подачи Горбачева) трамплином в ЦК КПСС и в Политбюро.

В одном Горбачев не ошибся – «профессионал» такого сорта, как Янаев, успешно провалил взятое им на себя дело организации Государственного Комитета по чрезвычайному положению. Журналисты откровенно зубоскалили на пресс-конференции над трясущимися руками «советского Пиночета».

В плане бесхребетности остальные члены ГКЧП были под стать Янаеву. Единственная сильная личность среди них, генерал армии и командующий Сухопутными войсками Валентин Варенников, с началом августовских событий был откомандирован в Киев. И хотя Варенников со своей задачей в Киеве справился, оставшиеся в Москве гэкачеписты, как и предполагалось, упустили последнюю возможность сохранить и восстановить СССР. 

А возможность такая существовала. Сочинители политического фольклора тогда декламировали:

Товарищ, верь, пройдет она
Так называемая гласность
Россия вспрянет ото сна
И вот тогда госбезопасность 
нам вспомнит наши имена! 

Однако ни органы государственной безопасности, ни вооружённые силы, ни Коммунистическая партия, парализованные предательской политикой Горбачева/Яковлева/Шеварднадзе, не смогли использовать имевшийся шанс. Бывшим гражданам «шестой части суши» остается теперь утешаться фразой, начинающейся со слов: «Кто не жалеет о распаде СССР – у того нет сердца…» 

https://webkamerton.ru/2020/12/dekabr-90-go-za-god-do-gibeli...

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх