Несекретные материалы

13 529 подписчиков

Свежие комментарии

  • Юра Юра
    Большевистским "товарищам" неймется. Залили всю Россию кровью своих соотечественников. И еще имеют наглость обвинять ...Белогвардейцы люб...
  • Valdemaras Orlauskas
    😏А Вы сами поробуте угадать. Я как- то никогда не слышал об отвественности властных лиц за свои высказывания,к глубо...А не выгнать ли н...
  • Борис Осипов
    Чисто персидское ...

Зачем России военный объект на Красном море

Зачем России военный объект на Красном море

Зачем России военный объект на Красном море

19 ноября 2020 г. 13:27:43

Зачем России военный объект на Красном море

Москва объявила о создании базы в Судане вскоре после снятия с него американских санкций

Министерство обороны России подпишет соглашение с властями Судана о создании пункта материально-технического обеспечения российского флота в этой стране. Каковы интересы России в регионе и ждать ли новых санкций, разбирался РБК

6 ноября президент Владимир Путин поручил Минобороны подписать с властями Республики Судан соглашение о создании пункта материально-технического обеспечения Военно-морского флота России в этой стране. Цель этой инициативы, которая «отвечает целям поддержания мира и стабильности в регионе, носит оборонительный характер и не направлена против других государств», — «укрепление обороноспособности Российской Федерации и Республики Судан», заявлено в проекте соглашения, которое должно действовать в течение 25 лет и автоматически продлеваться на последующие 10-летние периоды, если ни одна из сторон не возражает.

РБК разбирался, зачем России военный объект в Судане.

Каким будет пункт базирования российских ВМФ в Судане

  • Пункт материально-технического обеспечения (МТО) ВМФ России будет создан близ города Порт-Судан, основного и единственного порта Республики Судан на Красном море.
    Территория МТО включает в себя береговую зону, акваторию и зону причального фронта.
  • Максимальная численность российских военнослужащих, проходящих службу в составе пункта МТО, и гражданского персонала, занимающего там должности по штату, не превысит 300 человек. Увеличить численность будет можно, но по согласованию с суданской стороной.

  • Максимальное количество российских военных кораблей, которым разрешено одновременное нахождение в пункте, — четыре, включая военные корабли с ядерной энергетической установкой.

  • Внешняя охрана границ территории пункта МТО будет осуществляться суданской стороной. Охрана границ акватории, противовоздушная оборона, внутренняя охрана пункта осуществляются силами и средствами России.

  • Россия сможет ввозить в пункт МТО и вывозить оттуда любое вооружение, боеприпасы и оборудование. Кроме того, Россия получит право размещать в Судане временные военные посты для охраны своего пункта вне его территории.

Зачем России пункт базирования ВМФ в Судане

Имея базу на Красном море, Россия получит контроль над маршрутом через Суэцкий канал, по которому осуществляется порядка 10% всех мировых морских перевозок, отметил в разговоре с РБК главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский. «Кроме того, Россия обеспечит себе постоянное присутствие в Индийском океане, которое было утеряно в постсоветские годы», — отметил он. В период с 1964 по 1997 год у СССР была военно-морская база в городе Бербера (побережье Аденского залива, Сомали), с 1977 по 1991 год — база «Нокра» в Эфиопии (Красное море).

Специалист по экспорту вооружений Андрей Фролов отмечает, что Республика Судан — крупный покупатель российской военной техники. По данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), эта страна с 2000 года — второй после Алжира крупнейший покупатель российского оружия в Африке. По соседству с Суданом находится еще один крупный импортер российского вооружения — Египет, напоминает Фролов.

Опыт кампании в Сирии показал, насколько важно иметь военно-морские и военно-воздушные базы на удалении от территории России, поясняет полковник ФСБ в запасе, глава частной военной компании «РСБ-Групп» Олег Криницын: «При проведении специальных мероприятий база — это место, где можно заправиться, получить боеприпасы и заменить личный состав». База также поможет наладить контроль за транзитными потоками нефти, которые проходят через регион.

Основная часть локальных нефтяных месторождений расположена в соседнем Южном Судане, но перспектива их разработки практически полностью зависит от Республики Судан, поскольку через ее территорию проходит единственный трубопровод, по которому южносуданская нефть может экспортироваться через нефтяной терминал Порт-Судана, там же находятся и основные перерабатывающие мощности.

В середине 2018 года стало известно, что Республика Судан и Россия рассматривают возможность совместного строительства нефтеперерабатывающего завода. Ожидалось, что он будет расположен в Порт-Судане, полностью покроет потребности страны и региона в нефтепродуктах, производственная мощность составит 400 тыс. барр. в сутки.

Однако в середине декабря 2018 года в Судане начались массовые протесты из-за серьезного ухудшения экономической ситуации. Они закончились тем, что президент Омар аль-Башир, возглавлявший Судан много лет, в апреле 2019 года был отстранен от власти (затем был приговорен к двум годам лишения свободы по делу о коррупции; из-за преклонного возраста отбывает наказание не в тюрьме, а в социальном учреждении).

Следующим правителем Судана на непродолжительное время стал министр обороны Авад Мухамед Ахмед ибн Ауф, прежде первый вице-президент. Затем его сменил Абдель Фаттах аль-Бурхан — ныне глава Суверенного совета Судана.

В течение 2019–2020 годов официальных сообщений о ходе российско-суданского нефтяного проекта не было.

Помимо контроля за торговыми путями из Индии и Восточной Азии в Европу и на восточное побережье США у соглашения о создании пункта МТО есть и другие цели, отметил эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Антон Мардасов. «Это в первую очередь «узаконивание» российского присутствия в Судане, за которое в последние годы отвечали частные военные компании. Они, в частности, обеспечили сохранение интересов при смене власти после отстранения Омара аль-Башира в 2019 году», — отметил он.

2019 году британская The Times сообщила, что бойцы российской ЧВК «Вагнер» действовали на стороне правительственных сил во время уличных беспорядков в столице Судана Хартуме. Годом ранее издание The Bell написало, что в 2017 году после встреч Владимира Путина и тогдашнего главы правительства Дмитрия Медведева с Омаром аль-Баширом Россия заключила концессионные соглашения на добычу золота в Судане, которой занялась компания «М инвест», связанная с Евгением Пригожиным.

Чревато ли соглашение новыми санкциями

Судан долгое время находился под санкциями США. Однако в конце октября этого года президент США Дональд Трамп исключил Судан из списка стран — спонсоров терроризма (Вашингтон обвинял прежние власти в помощи запрещенной в России террористической группировке «Аль-Каида», в организации взрывов у посольств США в Кении и Танзании в 1998 году, а также считал их ответственными за подрыв американского эсминца «Коул» в Адене в 2000 году). «Правительство Судана предоставило заверения в том, что оно не будет поддерживать акты международного терроризма в будущем», — пояснил Трамп. Кроме того, Хартум по требованию Вашингтона выплатил семьям жертв террористических атак более $300 млн в качестве компенсации.

При этом с 2018 года США, согласно закону CAATSA («О противодействии неприятелям Америки через санкции»), вводят санкции против компаний, организаций и физлиц из любой страны мира за признанные существенными сделки с предприятиями российского оборонного сектора. Однако Россия давно живет и действует без оглядки на санкции, отметил Мураховский. Открытие военной базы на основе межправительственного соглашения точно не подпадает под какие-либо санкции, уверен Фролов.

Создание военно-морской базы в Судане — это задел для активных переговоров со следующей администрацией США, поскольку сообщение о ней было распространено после решения Трампа об исключении Судана из числа спонсоров терроризма, считает Мардасов. «В этом плане как раз уменьшается поле для санкционной политики в сторону России, но тем не менее расширяется поле для соперничества с Вашингтоном, поскольку новая администрация настроена на активную работу с Суданом, который объявил о стремлении нормализовать отношения с Израилем», — пояснил эксперт РСМД. Мардасов полагает, что администрация Байдена будет идти по пути Трампа, поскольку речь идет об объективном процессе, который наблюдается уже давно, — арабские страны последовательно устанавливают отношения с Израилем.

Во сколько может обойтись пункт МТО

В 2017 году Россия и Сирия подписали соглашение о размещении на 49 лет в порту Тартус российского пункта МТО ВМФ. В декабре прошлого года курирующий оборонную отрасль вице-премьер Юрий Борисов сообщил, что в ближайшие четыре года в модернизацию переданного в управление России Тартуса планируется вложить $500 млн. «Российская сторона намерена наладить работу старого порта и построить новый торговый порт», — пояснял вице-премьер.

Эксперт РСМД Илья Крамник отмечает, что Порт-Судан — довольно крупный порт с оборотом свыше 10 млн т ежегодно, в основном сухогрузов. Потенциально обустроить там военно-морскую базу гораздо проще, чем в Тартусе, считает Крамник. По его словам, фотографии порта свидетельствуют о наличии естественного прикрытия, которого в Тартусе нет.

«Начать использовать порт можно с минимальными затратами в ближайшее время — привести плавмастерскую, буксир. Рост расходов в дальнейшем зависит от планов расширения присутствия», — пояснил эксперт.

Криницын считает, что все зависит от конечных целей. «Расходы зависят от того, должен ли быть там свой аэродром, будут ли там базироваться российские ВВС, какая будет структура пункта и так далее», — подытожил он.

Военные базы России за рубежом

В декабре 2018 года Минобороны сообщило, что Россия имеет шесть зарубежных военных баз, пять из них в странах ближнего зарубежья, одна — в Сирии. Согласно изданной Минобороны брошюре «Армия России в сравнении», на авиабазе Хмеймим дислоцируется 555-я авиагруппа, Седьмая военная база — в Абхазии, Четвертая военная база — в Южной Осетии, 102-я военная база — в Армении, 201-я военная база — в Таджикистане, 999-я авиабаза — в Киргизии.

В Тартусе расположен 720-й пункт материально-технического обеспечения ВМФ; его сохранение после распада СССР позволило оперативно развернуться российской группировке после решения Москвы начать операцию в Сирии.

По соглашению от 12 ноября 2013 года во вьетнамской бухте Камрани действует российско-вьетнамская база для обслуживания и ремонта подводных лодок. С весны 2014 года аэродром Камрани впервые стал использоваться для обслуживания самолетов Ил-78, которые обеспечивают дозаправку в воздухе стратегических бомбардировщиков Ту-95МС.

Автор

Инна Сидоркова

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх