Несекретные материалы

13 506 подписчиков

Свежие комментарии

  • Valdemaras Orlauskas
    Как сказал кто-то знающий - государство денег не имеет,это наши деньги. За всё,без исключения,платят граждане.Я не понимаю: поч...
  • Полина Романова (железова)
    Нет, не голова. Она тот орган, который обследует женский доктор.Я думаю, что люде...
  • Виктор Василенко
    тихановская - говорящая голова запада .....Я думаю, что люде...

«Есть ощущение, что мы наблюдаем начало Третьей мировой» — Пегов о Карабахе

«Есть ощущение, что мы наблюдаем начало Третьей мировой» — Пегов о Карабахе

«Есть ощущение, что мы наблюдаем начало Третьей мировой» — Пегов о Карабахе

1 октября 2020 г. 19:40:38

«Есть ощущение, что мы наблюдаем начало Третьей мировой» — Пегов о Карабахе

Гог пошёл войной на Магога?

Текущее обострение в Нагорном Карабахе является самым серьезным со времен Карабахской войны конца 1980-х- начала 1990-х, и при неблагоприятном сценарии может перерасти в Третью мировую войну с вовлечением в нее мировых держав. Об этом в интервью EADailyзаявил военкор, руководитель проекта WarGonzо Семен Пегов, который уже несколько дней находится в зоне боевых действий в Нагорном Карабахе. Кроме того, он поделился впечатлениями о происходящем и рассказал, в чем похожи и чем различаются конфликты на Донбассе и в непризнанной Республике Арцах.

— Семен, расскажите, пожалуйста, что сейчас происходит в Карабахе?

— Мы были сегодня (29 сентября — прим. EADaily) на передовой в районе города Мартакерт. Уже километров через 15−20 после того, как мы выехали, увидели разрывы в небе, поняли, что работает ПВО, выскочили из машины, достали камеры и начали снимать. На наших глазах рухнул какой-то летательный аппарат. Возможно, это был вертолет с боекомплектом, возможно, беспилотник. Но взрыв оказался очень мощным — c клубами дыма. Видно было, что кроме столкновения летательного аппарата с землей еще разрывался боекомплект, то есть это было что-то серьезное.

И чем ближе мы подъезжали к Мартакерту, тем ближе по правую и по левую стороны трассы слышались разрывы.

В самом Мартакерте обстановка была крайне тревожная, как только мы заехали, зазвучала воздушная сирена. Причем слышно ее было не так, как в Степанакерте, где не всегда понимаешь, то ли есть тревога, то ли тебе кажется. А там конкретно на весь город выли сирены, предупреждая о том, что летят беспилотники. Спрятались в подвал, договорились с военными о том, чтобы попасть непосредственно на линию соприкосновения, где работают минометные артиллерийские батареи, проехали сначала к минометам. Что можно сказать? Никакой паники ребята не чувствуют. Когда идет наступление, все люди обычно возбуждены, происходит какая-то движуха, а тут было такое ощущение, что ребята занимаются своей ежедневной работой. Если говорить про карабахских военных, то на уровень их дисциплины и моральной крепости действительно можно равняться многим другим подразделениям и в России, и за границей.

— В Нагорном Карабахе армия или ополчение? Как вообще формируются их вооруженные силы?

— Естественно, есть армия, но ополчение занимает ее весомую часть. Когда мы ехали из Еревана в Степанакерт, по дороге шли десятки автобусов с добровольцами, которые готовятся отправиться на фронт. Они собираются в сборном пункте, им выдают форму, они садятся в автобусы и выезжают на передовую. Конкретно я на передовой общался с регулярными военными, но что касается добровольцев и ополчения, то их огромное количество. По некоторым данным, от 10 000 до 15 000 человек.

— Что-то общее между донбасской воной и войной в Нагорном Карабахе есть?

— Ну, конечно есть! Война на том этапе, который мы застали сегодня, это артиллерийские перестрелки. Определенное донбасское дежавю имеет место. Это можно сравнить с началом Дебальцевской операции, периодом артиллерийских дуэлей, еще до того, когда пошли штурмовые отряды пехоты. Сейчас здесь тоже такой период артиллерийских, технологических дуэлей. С той стороны запускают беспилотники, с этой работает ПВО, то есть война носит больше дистанционный характер. В этом смысле параллель между Донбассом и Карабахом, конечно, есть. Но есть и свои нюансы, в том смысле, что за Азербайджан официально вписалась третья страна. Если мы берем Донбасс и Киев, то понятно, что в Киеве есть советники, польские, американские, канадские, а здесь уже турецкая армия признает свое участие в конфликте. Турецкие политики публично говорят об этом. Есть такое ощущение, что мы действительно наблюдаем начало Третьей мировой. Не знаю, какой масштаб в итоге примет это противостояние, но ситуация довольно серьезная. Турция, как вы знаете, сбила тут армянский, именно армянский, а не карабахский, самолет. И конфликт переходит в стадию, которой мы не наблюдали ни в 2016-м, ни в другие годы со времен окончания Карабахской войны 1988 — 1994 года.

— Почему вы думаете, что Третья мировая может начаться с Карабаха?

— Потому что в эту войну вовлекаются новые игроки.

— Кроме Турции, кто еще заинтересован в разжигании этого конфликта?

— Думаю, заинтересован Запад, американцы в том числе. Если Россия сейчас поведет себя слабо, не проявит свой характер, это будет очень сильный репутационный удар для Москвы. Если мы не можем защитить Армению, что подумает та же Белоруссия в этой ситуации?

— Много общего заметили в историях мирных жителей, если опять же сравнивать войну на Донбассе и Карабах?

— Я человек больше фронтовой, но вчера мы были в приграничном городке, снимали разрушенные дома, следы крови, были на месте гибели девятилетней девочки. Конечно, видишь много общего в судьбах пострадавших от войны людей. В моем случае передовая была приоритетна, но то, что я видел попутно, было тяжелой картиной.

— В проекте WarGonzo вы рассказывали о конфликте, который произошел между прибывшими из Сирии радикалами и местными жителями. Много ли боевиков прибыло на линию разграничения по вашей информации?

— По моей информации прибыло порядка полутора тысяч боевиков — из Сирии, частично из Турции, в основном там были туркоманы, наемники, которые воюют в турецких прокси. Конечно, определенная напряженность в отношениях с местным населением присутствует, потому что, как вы знаете, вот эти все сирийские «джихадисты» исповедуют радикальный вариант ислама суннитского толка (85% мусульман в Азербайджане — шииты. — прим. EADaily ). Я не хочу ни в коем случае обидеть суннитов, радикалы просто используют суннитскую базу. Азербайджан по своей природе в религиозном отношении не так радикален, там не носят хиджабы, могут выпить коньячка, когда захотят. Но туда приехали боевики крайних взглядов, они наводят свои порядки в эти селах, чуть ли не заставляют женщин ходить в хиджабах, заставляют совершать намаз. Для местного населения это, конечно, чуждо. По моим данным, Азербайджану пришлось туда отправить спецназ для разрешения конфликтной ситуации.

— Можно ли воспринимать конфликт на Донбассе, белорусские события и обострение в Нагорном Карабахе как выстраивание некой оси напряжения на приграничных с Россией территориях?

— Ось по приграничным рубежам России целенаправленно создается нашими геополитическими противниками. И Армения — одно из звеньев этой цепи, в которую входит Донбасс и Белоруссия. Это одна и та же история — разжигание конфликтов в приграничных дружественных и братских регионах. Кто может быть нам ближе, чем христианская Армения? Бьют по самому больному.

Кристина Мельникова

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх