Несекретные материалы

13 506 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Штам
    Статья пьяного и необразованного. ВВП должен и обязан уйти давно ! Пироги должен печь пирожник, а сапоги точать са...Обсуждение пяти п...
  • Леонид Стронгин
    Вы хотите очень расширить тему дискуссии. Да, христианство возникло среди евреев, но большая часть их осталась в сво...Ефремов выйдет на...
  • Василий Руманов
    видно писал такой же урод который живёт под крылом ЕРОбсуждение пяти п...

Перестройка сломала хребет стране, перестройку зовут снова

Перестройка сломала хребет стране, перестройку зовут снова

Перестройка сломала хребет стране, перестройку зовут снова

Владимир Станулевич

28 сентября 2020 г. 20:41:53

Перестройка сломала хребет стране, перестройку зовут снова

Пацаны у моря. Картина С. Звягина

По набережной Северной Двины в Архангельске иногда прогуливается под ручку с женщиной пожилой моряк. А может художник. Что он моряк, говорит фуражка, что художник — характерный шарф. Это Сергей Звягин — и моряк, и художник. Еще он работает старшим научным сотрудником Центра комплексного изучения Арктики имени Н. П. Лаверова, и скоро украсит новое здание Центра в Соломбале, недалеко от места колыбели русского флота, своими новыми картинами. Сергей Александрович — кандидат философских наук.

Смесь «в одном флаконе» ярче, чем в облике художника-моряка, в его студии-квартире. Незавершенная картина прислонилась к дивану, полки с книгами по истории мореплавания над ноутбуком, голландские гравюры с нефами и галеонами, чертеж норвежского нкурландбота и снова картины. Как говорит один знаменитый англичанин «Shaken, not stirred». Все моряки чуть-чуть англичане, но Сергей Александрович русский патриот.

«В чем разница между русскими и англичанами? — говорит он. В основе английской культуры — пиратство, грабеж. Как у Черчилля — «бей и беги». А русские занимали пространство чтобы его обжить.

Потому наши гуманитарные исследования не нужны на Западе, в отличии от точных наук, — они враждебны западному концепту мира, могут его разрушить.

Плохо, что морская культура быстро уходит из Архангельска. Я вижу это по «марине» — яхт-клубу. Спасатели заняли пристань на Логинова, а двух хозяев не бывает. «Марину» надо переносить, но куда, и кто им займется? Без яхт-клуба невозможно будить любовь к морю у молодежи. В Архангельске с морем пошло вниз с перестройки, тогда сломали хребет не флоту, а всей стране. И как в 1917, в 1991 году мы начали все заново. Сейчас ощущение, что скоро начнем в очередной раз…»

Укрытый за спинами моряка и художника ученый в Сергее Александровиче выходит вперед, и Звягин делится его размышлениями.

«Освоение Севера шло так: сначала приходили мистики и провидцы, за ними шли энтузиасты и затем профессионалы. Выстраивалась жизнестойкая цепочка смыслов. Люди связанные с морем, морской торговлей, общались с народами на берегу, развивая самосознание с одной стороны, и широкий взгляд на мир — с другой.

Широкий взгляд определяет многое в жителях Русского Севера, да еще Поморье на стыке «континентального» и «морского». Дмитрий Лихачев говорил: «В Русском Севере удивительнейшее сочетание настоящего и прошлого, современности и истории (и какой истории — русской! — самой значительной, самой трагической в прошлом и самой философской)».

Сейчас говорят о «потерянном Севере», называют его зоной неблагополучия. Закончилось судоходство на реках, в порт заходят немногие суда, обезлюдели старинные поселения. Это глобальные трансформации, опасные социальные парадигмы. Под их давлением мы вынуждены обратиться к традициям, историческим корням и обычаям.

Главная угроза России в Арктике — в отсутствии сформулированных, оформленных политически и законодательно позиций. Даже принятые решения часто не выполняются. В результате Русским Севером манипулируют разные корпоративные связки.

Проблемы Русского Севера в недоступности населению материальных, образовательных, политических и культурных капиталов.

Недавно разработали птицу — туристский бренд Архангельской области. Морской сути Поморья в ней нет, такое «переформатирование» один вред и дискредитация.

Больше стало конфликтов с Норвегией. Я бывал там много раз, ходил на яхте. На севере Норвегии к русским отношение прекрасное, конфликты идут с юга, от их столичных кругов. Несхожесть поморья и Северной Норвегии взаимопритягивают нас, стимулирует творческий диалог. Две морские культуры развиваются в похожих условиях, но с важными различиями. Протестантская этика в Норвегии освятила труд, открыла в нем поэзию, переосмысление человеческой природы…

А поморы уходя в плавание руководствовались преданиями да верованиями, приметами да Священным писанием. Их ориентир — обустройство своего внутреннего мира, своей души. Когда берег исчезал из поля зрения русских мореходов, единственным спасением для поморов оставалась надежда на морское везение и на Николая Угодника. Как зуйков в свое время учили поморы — не куда ветер подует, а как парус поставлен. И нынешнему поколению каким придется передавать Русский Север наследникам?»

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх