Свежие комментарии

  • Николай Денисов
    Двоечники рвутся во власть!Молдавский кандид...
  • Василий Коликов
    В данном случае я с Вольфычем согласен! Четкое ощущение, что "вторая волна" пойдет/пошла от потерявших рассудок любит...“Как можно было?”...
  • Султанов СМ
    Да ладно тебе пздеть.Кроме вреда и превращение страну в колонию безработных и обнищавших Ваши вот такие безнранственн...Белорусские пабли...

Стала известна возможная схема создания Союзного государства

Стала известна возможная схема создания Союзного государства

Стала известна возможная схема создания Союзного государстваПоследние события в Белоруссии продемонстрировали, насколько велики смятение и хаос в белорусском общественном сознании. Националистическая пропаганда команды Лукашенко и западных НКО не осталась без последствий. Весомая часть белорусской молодежи уже считает себя «литвинами», а также хочет «кружевные трусики и ЕС».

Белоруссия к такому состоянию пришла в основном благодаря неадекватным действиям своего бессменного президента Лукашенко и проводимой им политики «беларуссификации». Его амбиции и гордыня поставили страну на грань катастрофы, которая в последний момент общими российско-белорусскими усилиями была предотвращена.

Лукашенко, похоже, так и не понял трагизм своего положения и не заметил потерю легитимности. В его действиях и высказываниях и сейчас сквозит стремление сохранить отстроенную им политическую систему путем косметических уступок России. Российскому руководству предстоит поставить его в условия, исключающие «многовекторное метание», и убедить в необходимости реализации положений Союзного государства. При этом работать надо будет не только с Лукашенко и его окружением, которое предстоит серьезно зачищать от сторонников «многовекторности», а и с белорусским обществом, доказывая ему преимущества Союзного государства и интеграции с Россией.

В связи с этим встает вопрос: почему за двадцать лет после ратификации договора он так и не начал действовать? Фактически его нет. В чем причина нежелания реализовывать его положения?

Следует отметить, что союзный договор был подписан во многом благодаря инициативе Лукашенко. С приходом к власти Путина он потерял интерес к Союзному государству, в котором не просматривалась его доминирующая роль. Лукашенко стал укреплять свою безраздельную власть, шантажируя Россию своей «многовекторностью». Он саботировал создание органов управления Союзного государства и использовал договор в спекулятивных целях, добиваясь поставок энергоносителей по льготным ценам и фактически контрабандного транзита санкционных товаров из европейских стран через открытую таможенную границу с Россией. Все это привело к стагнации интеграционных процессов и фактическому их замораживанию.

Что же предусматривал договор? Очень высокую степень интеграции с перспективой в будущем создания единого государства.

По договору должны были быть созданы законодательные и исполнительные органы Союзного государства: Высший Государственный Совет, парламент, Совет Министров ― и система судопроизводства, утверждены герб, флаг, гимн и другие атрибуты государственности. На последующих этапах должен быть принят Конституционный акт Союзного государства.

К исключительному ведению Союзного государства и совместному ведению государств-участниц были отнесены принципиальные вопросы международной деятельности, совместной оборонной, пограничной, таможенной и социальной политики, единой денежно-кредитной и валютной политики с поэтапным введением единой валюты и единого эмиссионного центра, формирование единого экономического, энергетического и информационного пространства и единого законодательства, регулирующего хозяйственную деятельность. В договоре много чего было предусмотрено, не было одного ― сроков реализации его положений, поэтому он и остался «бессрочным» и не требующим конкретных действий.

За двадцать лет после его подписания многое изменилось, сейчас уже не 90-е и стоят другие вызовы, но основные положения договора актуальны и по сегодняшний день, и при соответствующей его коррекции он может стать основой интеграционных процессов.

Включить Белоруссию в состав РФ со статусом, близким к статусу одного из регионов России, сейчас вряд ли получится. Политика «беларусизации» не прошла даром, и придется прилагать усилия по убеждению белорусского общества в её не только бессмысленности, но и вредности для белорусов, а для этого потребуется время. С другой стороны, провал попытки путча многим открыл глаза на истинное лицо западных покровителей и опасность их далеко идущих планов.

Белорусскому обществу требуется стабилизация и переходной период для осмысления произошедшего. Белорусскому и российскому руководству предстоит определиться с наиболее важными для обеих сторон на данном этапе стратегическими направлениями и путем компромиссов найти способы и механизмы их продвижения, при этом каждая из сторон должна пойти на уступки.

По всей видимости, в стратегическом плане для России принципиально важно решение двух вопросов. Во-первых, сохранение Белоруссии в сфере своего влияния и исключение ее дрейфа в сторону Запада, то есть внешнеполитические возможности белорусского руководства должны быть ограничены. Во-вторых, обеспечение военной и экономической безопасности двух государств, охватывающей интеграцию вооруженных сил, пограничной и таможенной служб.

Для белорусской элиты во главе с Лукашенко стратегическим направлением является сохранение отстроенного ими за эти годы политического и экономического режима, на котором базируется их власть. Они обоснованно опасаются приватизации промышленности по российскому образцу и захвата наиболее лакомых кусков богатым российским бизнесом. Для большинства населения важно обеспечение спокойствия в стране, демократизация политической системы, сохранение гарантирующей им занятость действующей промышленности и обеспечение приемлемого уровня жизни.

Российскому и белорусскому руководству на этом этапе придется договариваться и искать компромисс по решению этих вопросов.

В качестве удачного примера можно привести взаимоотношения между Китаем и Гонконгом, специальным административным районом, являющимся неотъемлемой частью Китая, включенным в него по принципу «одна страна ― две системы». В ведении Китая находятся только иностранные дела, имеющие отношение к Гонконгу, и обеспечение его безопасности, остальную законодательную и исполнительную власть на своей территории Гонконг осуществляет самостоятельно, без вмешательства Китая.

Эти же вопросы актуальны сейчас и для Союзного государства. Военная и экономическая безопасность, относящаяся по договору к исключительному ведению Союзного государства, может быть обеспечена путем интеграции белорусских вооруженных сил в структуры российской армии как отдельной войсковой группировки, подчиненной общему командованию. Белорусские военные наверняка будут это только приветствовать.

Обеспечение безопасности западной границы Белоруссии также может быть решено совместным белорусско-российским пограничным и таможенным составом, как это сразу же после «пятидневной войны» было сделано с границей Абхазии и Южной Осетии, после чего Грузии пришлось забыть о провокациях на границе.

В части экономической безопасности одной из важнейших задач на переходном этапе является определение порядка и сроков введения единой валюты и единого эмиссионного центра, решающего проблему более тесной экономической интеграции и проведения согласованной кредитно-денежной политики.

Для белорусской элиты и лично для Лукашенко болезненным вопросом будет ограничение их внешнеполитической деятельности. По договору она в совместном ведении государств-участников, и полномочия белорусской элиты в этом вопросе, естественно, будут ограничены. Все значимые вопросы международной деятельности в части Белоруссии наверняка будут решаться в рамках Союзного государства, и белорусской элите придется принять это.

Ведение хозяйственной деятельности, налогообложение, права собственности, взаимодействие государственного и частного капиталов, организация социальных взаимоотношений в белорусском обществе на переходном этапе, на мой взгляд, целесообразно оставить в ведении белорусских властей. Потом всё унифицировать. При этом налоги, собираемые на территории Белоруссии, за исключением поступлений в союзный бюджет, должны идти в белорусский бюджет, и распоряжаться им должны власти Белоруссии так, как они считают целесообразным.

С целью компенсации белорусской элите потери влияния в сфере безопасности и внешнеполитической деятельности ей придется давать «плюшки» в других сферах, таких, например, как доступ к российским энергоресурсам по российским ценам и право распоряжаться ими по своему усмотрению. При этом экономические интересы таких монстров, как «Газпром» и «Роснефть», и российский бюджет, естественно, пострадают, но это будет плата за возвращение Белоруссии в сферу российского влияния, которое стоит неизмеримо дороже.

В Белоруссии должны увидеть и почувствовать реальные и осязаемые результаты интеграции и ее перспективы. Для этого нужен образ будущего Союзного государства и формирование политической площадки для его выработки. С этой целью в России и Белоруссии необходимо широкое обсуждение вопросов формирования и обоснования государственной идеологии будущего объединения, направленной на разрешение стоящих перед обществом актуальных вопросов политического, идеологического и экономического характера.

Пока что в этом направлении делается очень мало, обе стороны зациклились на необходимости проведения в Белоруссии конституционной реформы с непонятными контурами и неизвестными сроками. Вопросы совместной интеграции и Союзного государства практически не поднимаются, притом что именно они будут определять вектор развития Белоруссии и во многом это будет зависеть от позиции России.

При решении всех этих вопросов наиболее болезненным является неизбежный уход со своего поста Лукашенко. По складу своего характера ему трудно принять такое решение, и он сейчас, наоборот, предпринимает шаги, чтобы остаться у власти, ничего по сути не меняя. С такими же намерениями и его окружение. Здесь решающее слово будет за российским президентом, которому придется искать доводы для убеждения Лукашенко в разрушительной силе и надуманности «литвинства», в необходимости очистки своей команды от сторонников «многовекторности» и усиления ее сторонниками совместной интеграции. Только заложив основы программы белорусско-российской интеграции, Лукашенко с чувством выполненного долга и с почетом «отца нации» может отойти от дел. Хватит ли у него мужества наступить на горло своему честолюбию и начать действовать в интересах страны и народа, трудно сказать.

Предстоит трудный путь поиска устраивающих обе стороны компромиссов и решений и целенаправленная работа по их реализации. Только после успешного завершения переходного этапа с достижением явных положительных результатов интеграционной деятельности можно будет переходить к глубокой интеграции политических и экономических систем в рамках союзного или единого государства.

Юрий Апухтин

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх