Свежие комментарии

А мы не боимся: все протестующие — трусы

А мы не боимся: все протестующие — трусы

Актриса Александра Бортич, а потом и другие люди, объяснили, зачем они выходят протестовать. Они, оказывается, трясутся от страха. Они боятся всех и вся. Они потому и кричат лозунг: «Мы не боимся!!!» Потому что им страшно. Когда Александра Бортич рассказала об этом Юрию Дудю, который, кстати говоря, тоже сообщил, что «боится», я понял, что я не могу их понять по одной простой причине — я не боюсь. Хотя мотивация трусов, конечно, понятна. 

А мы не боимся: все протестующие — трусы

Такая же у многих преступников. В своё время травившего собак догхантера задержали и выяснилось, что у него панический страх перед собаками. Одна из них его покусала — и с тех пор он их ненавидит. Но ОМОНовцы и Росгвардецы протестующих даже не кусали. Они просто испытывают постоянный ужас перед властью. Он засел в них, видимо, на подсознательном уровне — со сталинских времён, генетическая рабская черта — страх, страх, страх, — и так и живёт, и они живут с ним.

Кстати, пару слов и стукачах при СССР. Писавшие анонимки на соседей, как известно, больше всех боялись. Они думали, что если они будут стучать, то их карающая длань репрессий не коснётся, не дотянется до них. Но дотягивалась. Так же и протестующие думают, что если они будут выходить на протесты и кричать: «Мы не боимся», то они перестанут бояться.

Идут, так сказать, навстречу своему страху. Напоминая альпинистов, лезущих в горы, чтобы доказать себе, что не боятся. А из-за них потом погибают спасатели, которым они трезвонят и просят прислать вертолёт: «Спасите нас», замерзая в горах. Но эти хотя бы замерзают сами, правда, гадят в горах много, и из-за них восхождения запрещают — все горы завалены их фекалиями. Романтики — ноль, глупость полная. 

И вот я, размышляя об этом, шёл по улице. Остановился. Стоит машина. И перекуривают ОМОНовцы. Один даже в шлеме. Подняв забрало, дымит. Почему-то меня совсем не пугают эти парни. Мимо проходит пьяненький мужик. «Работайте, мужики, мы с вами», — кричит он. Видно, что он тоже ничего не боится. Может, и он, и я, просто такие дурные, что мы не боимся. Но мы не боимся. Нам не страшно. Совсем. А Бортич боится. И Дудь боится. И вообще, взглянуть на протестующих — большинство из них соплёй перешибёшь. Понятно, что они струсят в любой экстремальной ситуации, где эти вот мужики — ОМОНовцы, Росгвардейцы, полицейские, спасатели — будут их защищать, если потребуется — ценой своей жизни. 

Вспомнилось мне и сколько советских людей перешли на сторону Гитлера, став жандармами, сколько граждан СССР встречали немецких солдат  цветочками («берлинский пациент», наверное, помнит, из какой страны он прилетел в Россию?), или просто драпали через границу, лишь бы не воевать. И всё от страха. И примкнуть к Гитлеру, против руководства своей страны СССР, убежать от ужаса перед неизбежной войной, — лишь бы не забрали на фронт, чтобы не защищать Отчизну, с которой тебя ничего не связывает, кроме места рождения. Страх — худший советчик. А они сегодня прислушиваются именно к страху, когда идут протестовать. 

Человек, который не боится, не кричит: «Мы не боимся!!!! ААААААА! Помогите!!!!!» Он удивлённо пожимает плечами и спрашивает: «Боимся?! Чего боимся? Кого?! Наших сограждан, братьев, которые сегодня в форме защищают наш покой и государственность?! Нет, не боимся. Почему мы должны бояться?!» А трясущиеся от страха протестующие даже, пребывая в диком ужасе, обезумев, кидаются на бойцов оцепления — зашкаливает ужас. А следовало бы успокоиться, и просто жить, радуя маму и папу — которые хотели, чтобы вы учились, работали, растили детей. И не боялись. Перестаньте бояться. И не будете по воле страха вести себя как обезумевшее стадо — а то похожи на «бандерлогов» из 404-й-реальности — страны-палаты для параноиков, которые дошли до того, что ими управляют извне — так уже не столь страшно.

#трусость #протесты #бортич #мынебоимся #дудь 


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх