Несекретные материалы

13 649 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Сергеев
    ЛАВРЕНТИЙ ПАЛЫЧ БЕРИЯ, извините меня, пожалуйста, но я отвечаю вам в ПОСЛЕДНИЙ РАЗ ( вы не глупый человек и должны по...Рашкин снова проб...
  • абрам вербин
    Главная проблема любой власти - это её безнаказанность и, потому, безответственность. Она может сделать что угодно и ...Рашкин снова проб...
  • абрам вербин
    вы всё время упорно выставляете себя не умным. повторяю специально для вас: .кто конкретно будет гнать и каким конкре...Рашкин снова проб...

И надо бы Чернобыльский заповедник тоже вернуть в родную гавань как наш Крым, ибо не умеют украинцы управляться с таким хозяйством...

И надо бы Чернобыльский заповедник тоже вернуть в родную гавань как наш Крым, ибо не умеют украинцы управляться с таким хозяйством...

Мои воспоминания о Чернобыле

35 лет тому назад, в ночь с 25 на 26 апреля 1986 года произошла авария на Чернобыльской АЭС.

Разрушенный  энергоблок. Фото  из  открытых  источников.
Разрушенный энергоблок. Фото из открытых источников.

По сему случаю выкладываю некоторые свои мемуары - я ведь с рождения и до 2016 года жила в Киеве. Поехали.

Когда-то мы, внуки победителей, просили бабушек и дедушек: «Расскажите нам про войну!» Лет через пятьдесят (в России надо жить долго!), потомки   скажут нам: "Бабуля (дедуля)! Расскажи нам  о величайшей техногенной катастрофе в истории человечества - о Чернобыле!" «Что же тебе рассказать, детка? Ведь я тогда была немногим старше тебя!»  «А что помнишь, то и расскажи!»

Что же я помню? Погода стояла тогда жаркая. Светило солнце, дул сильный юго-восточный ветер- суховей, и поэтому первое радиоактивное облако полетело на северо-запад, на Белоруссию. Об аварии в Чернобыле сначала сообщила радиостанция ББС (Би-Би-Си, бабка бабке сказала), а первое официальное сообщение прозвучало в программе «Время» дня через три, и было очень кратким: «На  четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС произошла авария…» Потом стали поступать более подробные сообщения об эвакуации Припяти и Чернобыля, о разрушенном реакторе, в жерло которого сбрасывали с вертолетов мешки с песком,  о пострадавших пожарных, вывезенных в ожоговый центр в Москву,  и по  городу поползла паника.

  Официальным СМИ тогда уже никто не верил, а вышеупомянутая радиостанция ББС выдавала самые невероятные слухи (например, об эвакуации всего Киева) и только подливала масла в огонь. Все нервничали,  штудировали статьи о радиации, радиоактивности и тому подобных материях в энциклопедиях (интернета ведь тогда не было) и учебники по гражданской обороне; всеми правдами и неправдами добывали («доставали», как говорили тогда, во времена дефицита) дозиметры; скупали и принимали препараты йода (для предотвращения поражения радиоактивным йодом щитовидной железы), изобретали всевозможные народные средства "от радиации" (типа «в стакан коньяка капнуть не-помню-сколько-капель йода, принимать по столовой ложке три раза в день»);  боролись с пылью;   ругали родную партию и правительство, которые даже не отменили первомайскую демонстрацию в Киеве; и старались не падать духом.

Между тем партия и правительство, не удосужившиеся, как мы только что сказали, даже отменить первомайскую демонстрацию, зашевелились и стали давать народонаселению рекомендации: поменьше бывать на улице (полюбоваться цветущими садами и тюльпанами нам в тот год не пришлось); регулярно  мыться; причём особенно тщательно мыть головы (в волосах собирается пыль, а в пыли - радиация!), ежедневно  делать влажную уборку (в пыли много радиации!). Ежедневные уборки начали проводить также на улицах и в учреждениях: улицы и тротуары обильно поливались водой, а уборщики в учреждениях старательно махали швабрами и мыли не только полы, но и стены и окна. Как вы можете заметить, меры, применяемые тогда для борьбы с радиацией, несколько напоминают меры по борьбе с ковидом: изоляция, гигиена, мытье тротуаров, окон, дверей и пр. Да и карантинные города весной 2020 года напоминали мне полупустой Киев в мае 1986.

А Киев тогда действительно значительно опустел. Многие старались взять детей и всеми правдами и неправдами выехать из города. Впереди всех бежали лица той самой национальности (не буду говорить какой, а то ещё обвинят во всяких -ИЗМах). Наш историк, мужик ядовитый, оглядев полупустой класс и поставив «Н» ( Н значит нет ученика, отсутствует) возле нескольких характерных фамилий, с иронией изрек: «Первыми покидают корабль крысы!». А через несколько дней, по-моему, уже после майских праздников, у нас в классе появилась новенькая девочка из Припяти.   Она пришла в школу в чем уехала – в спортивном костюме - и рассказала, как вывозили их из Припяти автобусами, и как сначала говорили, что это временно, всего на несколько дней, а потом стало понятно, что это не на несколько дней, а навсегда... Помню, мы ей еще деньги собирали – по трешке, по пятерке, кто сколько давал.

Через пару недель после аварии партией и правительством было принято решение всех детей до пятнадцати лет в организованном порядке вывезти на все лето в пионерские лагеря за пределы Киевской области. Кажется, учебный год тогда закончили дней на десять раньше - точно не помню. Зато помню, как погрузили нас классами в большие желтые автобусы «Икарусы», и повезли на вокзал. При каждом классе – кто-то из учителей, теперь считающийся воспитателем. Едут, значит, эти автобусы вереницей, а на тротуарах стоят немногочисленные прохожие и, раскрыв рты, смотрят. Не знаю, что они думали, но впечатление от этого исхода было не очень хорошее: типа, спасайся, кто может.

Нашей школе очень повезло – ей достался отличный лагерь на берегу мелководного Меотийского болота Азовского моря (некоторых вывозили не к морю, а, к примеру, в Карпаты). В лагере мы провели три месяца – с конца мая по конец августа, не заплатив за это ни копейки.  Как ни странно, воспоминания о том лете  у меня остались самые приятные: может быть, потому, что это был мой последний лагерь (больше я в лагеря не ездила, ибо из пионерского возраста вышла), а может, потому, что никогда больше, ни раньше, ни позже, не доводилось мне проводить на берегу моря целых три месяца. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло.

Я до сих пор помню распорядок дня в лагере: подъем, линейка, завтрак, трудовой час, во время которого мы обычно уничтожали вредное растение  амброзию  (и кто дал этой вредоносной аллергенной  траве столь поэтическое название?), но иногда выезжали «на черешню» в совхоз (это такой кайф!); потом «море зовет – шагом вперед!», потом обед, тихий час , полдник; опять пляж, затем свободное время и/или кружки по интересам, ужин; вечерняя культурная программа – концерты, кино, дискотеки, «взвейтесь, кострами!»; пятое питание (да-да, нас кормили пять раз в день), ну и отбой. Потом родители почти всех моих одноклассников взяли отпуска и прикатили в славный приморский городок Бердянск (слышали о таком городе? Сейчас это территория Украины, и там ещё однажды безработный блоггер Навальный в море... хм... в общем, личинку отложил) поближе к детям.  Стало ещё веселее: родители в дополнение к пятиразовому питанию начали передавать нам ещё и гуманитарную помощь – вкусные и полезные фрукты с базара. Тогда город Бердянск стал прямо-таки кусочком Киева: идешь по чужому городу и на каждом углу встречаешь киевских знакомых!

В общем, мы отлично провели время в лагере. Спасибо за это партии и правительству.

В конце августа мы вернулись в Киев и живы до сих пор. И умирать пока не собираемся - в России надо жить долго.

Ну вот как-то так. А завершить эту статью я хочу теми же словами, которыми заканчивается другая моя статья о Чернобыле.

Когда я вспоминаю о события весны 1986 года, у меня всегда звучит в душе песня В. С. Высоцкого про землю.

Кто сказал: «Всё сгорело дотла,
Больше в землю не бросите семя!»?
Кто сказал, что Земля умерла?
Нет, она затаилась на время.
Материнства не взять у Земли,
Не отнять, как не вычерпать моря.
Кто поверил, что Землю сожгли?
Нет, она почернела от горя.
Она вынесет всё, переждёт,
Не записывай Землю в калеки!
Кто сказал, что Земля не поёт,
Что она замолчала навеки?!

И в принципе так и стало. Даже рыжий лес, на который обрушился первый удар вышедшего из- под контроля мирного атома, понемногу восстанавливается естественным путём, а Чернобыльская зона превратилась в большой заповедник, где сама природа ставит интересные эксперименты. И надо бы Чернобыльский заповедник тоже вернуть в родную гавань как наш Крым, ибо не умеют украинцы управляться с таким хозяйством... впрочем, это уже другая история. Но хоть история и другая, эпилог будет всё тот же: следующая Пасха - в Святогорской Лавре. Аминь.

 

SANDRA_NIKA

 

Ссылка на первоисточник
Понедельник. Из «Записок деловой женщины»

Картина дня

наверх