Свежие комментарии

  • Наталья
    Судя по грамотности, Вы не министр. Хотя... кто знает. За министров не надо беспокоиться - они без портфеля не остану..."Я не понимаю, по...
  • владимир Сырников
    Татьяна! Вы вместе с Крицким с головой не дружите (не надо это воспринимать это как оскорбление) и оба вы в экономике..."Я не понимаю, по...
  • Вячеслав Федчук
    По дну походят - враз узнают где граница и нарушать её чревато утоплением!!!США заявили о неп...

"Хватит дипломатических игр". Чего Турция добивается на Кипре

"Хватит дипломатических игр". Чего Турция добивается на Кипре

"Хватит дипломатических игр". Чего Турция добивается на Кипре

Софья Мельничук

17 ноября 2020 г. 10:41:30

"Хватит дипломатических игр". Чего Турция добивается на Кипре

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган отправился в Турецкую Республику Северного Кипра — государство, которое признает только Анкара. Визит накануне переговоров по кипрскому урегулированию возмутил Никосию и Афины. Однако это далеко не единственная проблема разделенного острова. Что мешает стабильности в Восточном Средиземноморье

Провокационный визит

Провокационный, как его назвали в СМИ, государственный визит приурочен к нескольким событиям. Во-первых, Эрдоган встретился с новым президентом ТРСК Эрсином Татаром, вступившим в должность в конце октября после победы на выборах. Второй формальный повод — 37-я годовщина основания республики.

Эрдоган заявил, что Турция, как гарант по урегулированию, "больше не потерпит дипломатических игр", имея в виду геологоразведку месторождений углеводородов на кипрском шельфе. "Ни один шаг в Восточном Средиземноморье без учета справедливых интересов нашей страны и ТРСК не приведет к миру и стабильности", — подчеркнул турецкий лидер.

Кипрскую проблему по инициативе ООН решают давно — пока безуспешно. Очередные переговоры о создании единой федерации планировали на 2020-й.

Однако новый президент ТРСК не согласен — на его взгляд, Кипров должно быть два.

Предшественник Татара, Мустафа Акынджи, напротив, выступал за объединение севера и юга, разделенных с 1974 года, когда в ответ на свержение греками-киприотами первого президента архиепископа Макариоса III на остров вторглись турецкие войска.

Поездка Эрдогана в непризнанную республику привлекла внимание еще и потому, что состоялась на фоне обострившихся противоречий между Турцией, Кипром и Грецией из-за геологоразведывательных работ в Восточном Средиземноморье.

Спорная Афродита

Власти Республики Кипр требуют от Турции прекратить сейсморазведку в исключительной экономической зоне острова, поскольку это противоречит международному праву. В Анкаре отказываются, и спор тянется уже много лет.

Противоречия постоянно обостряются с 2011 года — после начала работ на газовом месторождении Афродита на шельфе Кипра. Турецкое судно Barbaros Hayreddin Pasa не раз появлялось в спорном районе. Летом 2019-го дошло до санкций Евросоюза против Анкары.

В августе этого года Греция ратифицировала соглашение с Египтом о разграничении морских зон, по которому получила право расширять территориальные воды вокруг островов с шести до двенадцати морских миль. Анкара это не признала. В знак протеста в исключительную экономическую зону (ИЭЗ) Греции и Кипра в сопровождении военных кораблей отправилось турецкое разведывательное судно Oruc Reis.

При этом Анкара настаивает, что находится там легально — по разрешению Турецкой Республики Северного Кипра.

Право на шельф

Позиция Турции в том, что Республика Кипр не может решать вопросы, связанные с месторождением Афродита, от имени всего острова, говорит Павел Гудев, специалист по морскому праву, старший научный сотрудник Центра североамериканских исследований ИМЭМО РАН.

"По мнению Анкары, ТРСК должна иметь и собственное территориальное море — 12 морских миль, исключительную экономическую зону и континентальный шельф — по 200 морских миль, — продолжает эксперт. — Иными словами, любые разграничения между ТРСК и Республикой Кипр возможны только после урегулирования их отношений. В результате киприоты выдают лицензии на разведку разным компаниям, а турки получают разрешение от ТРСК. И эти зоны накладываются друг на друга".

С другой стороны, необходимо учесть и притязания Турции. Дело в том, что к северо-востоку от Кипра у самого турецкого берега есть греческий остров Кастеллоризо. В рамках Конвенции ООН по морскому праву 1982 года Афины могут расширить предусмотренные соглашением 200-мильные ИЭЗ и территориальные воды вокруг острова.

Таким образом, значительную часть Восточного Средиземноморья перекроют морские зоны Греции и Кипра — они соприкоснутся. С точки зрения Турции это несправедливо: у страны огромная береговая линия и Анкара тоже вправе претендовать на континентальный шельф.

Чтобы не допустить раздела Восточного Средиземноморья между Грецией и Кипром, Турция заключила соглашение о разграничении морской границы с Ливией. "Хотя ни Афины, ни Никосия турецко-ливийскую морскую границу не признали, турки создали прецедент, чтобы в случае чего оспорить притязания Греции и Кипра", — поясняет Гудев.

Внешние препятствия

"Эрдоган хочет продемонстрировать волю и определить судьбу Кипра, но у нерегиональных игроков есть собственные интересы в Средиземном море. Не договорившись с ними, ситуацию не урегулировать", — отмечает в разговоре с РИА Новости директор российского Центра изучения новой Турции Юрий Мавашев.

Речь в первую очередь о проекте газопровода EastMed по дну Средиземного моря. Соглашение о прокладке труб Израиль, Греция и Кипр подписали в январе 2020-го. К нему примкнули Италия и Египет. "Если брать во внимание требования Турции, участникам придется менять подход", — полагает Мавашев.

Другое препятствие — проблемы Турции с Францией, которая в споре на стороне Греции, напоминает он. Эммануэль Макрон не раз требовал у Анкары отказаться от "незаконной активности" у берегов Кипра, от лица ЕС грозился санкциями, призывал евроальянс единодушно высказываться против.

"Франция и Турция соперничают: Анкара залезла в Северную Африку, которую Париж не хочет выпускать из сферы влияния, — объясняет эксперт. — Без договоренностей между ними пространства для урегулирования нет".

Решить спор невозможно, пока все заинтересованные стороны не определятся, на какую часть моря претендуют и готовы ли признать притязания оппонентов.

Разобраться в запутанной ситуации могли бы суды. Но даже если Греция подаст иск в Международный трибунал, привлечь Турцию к ответственности вряд ли удастся — Анкара так и не ратифицировала Конвенцию ООН по морскому праву, а значит, не обязана выполнять его решения.

Что касается Международного суда ООН — прецедент уже был в 1976 году. Тогда постановили, что юрисдикции для рассмотрения спора между Грецией и Турцией у этой инстанции нет. Поэтому угрозу обратиться в Гаагу Афины вряд ли реализуют. Есть и еще вариант — договориться в двустороннем порядке. Но, судя по всему, здесь перспективы совсем туманные.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх