Несекретные материалы

13 506 подписчиков

Свежие комментарии

  • Зайцев Виктор Зайцев Виктор
    А вернуться так тихо-тихо (без "Абрамса") как сделал вот этот подонок (см. фото), это чадо распевавшее перед ФАШИСТАМ...Алексей Горбунов ...
  • vladimir vedenkin
    "Кудрин хочет вложить российские резервы в США: чем это чревато" - хотелось бы, чтоб подобные предложения были чреват...Кудрин хочет влож...
  • vladimir vedenkin
    "Китайская угроза подталкивает США навстречу России" - по всем последним действиям пиндосов, если только в воспаленно...Китайская угроза ...

Схватка за Средиземное море: гибридная война Франции и зарождающийся турецко-российский альянс

Схватка за Средиземное море: гибридная война Франции и зарождающийся турецко-российский альянс

Схватка за Средиземное море: гибридная война Франции и зарождающийся турецко-российский альянс

1 октября 2020 г. 13:36:47

Схватка за Средиземное море: гибридная война Франции и зарождающийся турецко-российский альянс

Оказавшись бессильным перед неконтролируемыми обстоятельствами, греческое правительство готовится к очередному финансовому кризису, который обещает быть не менее тяжелым, чем предыдущий в 2015 году.

Премьер-министр Греции Кириякос Мицотакис объявил в своей речи 12 сентября, что Афины заключили «мощную» оружейную сделку, которая «укрепит вооруженные силы» и создаст «национальный щит». Однако, за маской уверенности скрывается кошмар, который, вероятно, будет преследовать Грецию еще долгие годы. Пять лет назад, когда Афины вынуждены были объявить о дефолте по внешней задолженности, главным образом европейским странам и институтам Евросоюза, Франция и Германия приложили все силы чтобы еще больше удушить эту униженную страну, продавая ей дополнительные вооружения и военную технику.

История повторяется: на этот раз кризис связан с непрекращающимся спором между Грецией и Турцией по поводу территориальных вод. Прикрываясь разговорами о европейской солидарности, французы вновь проталкивают свою военную технику воюющей и экономически ослабленной Греции. В результате, последняя намерена приобрести 18 французских боевых самолетов Rafale, четыре вертолета военно-морских сил, новые противотанковые вооружения, торпеды и ракеты.

Хотя греческое правительство пытается изобразить этот шаг как демонстрацию силы на случай будущего военного конфликта с соседней Турцией, на самом деле французское оружие только увеличит уязвимость Греции перед французским политическим диктатом, сейчас и в будущем.

Эта сделка – лишь часть более широких планов Франции. Эммануэль Макрон вновь берет на себя роль спасителя. В последнее время он повел себя аналогичным образом в отношении разрушенного Бейрута после мощного взрыва в августе. Взамен за свою помощь он ожидает, а по сути, требует – полной покорности от всех политических сил Ливана.

Впрочем, кризис в Греции имеет свои особенности. Турецко-греческий конфликт в Восточном Средиземноморье является многомерным, поскольку в нем участвует ряд региональных игроков, и все они соперничают в борьбе за один и тот же приз: дивиденды от недавно открытых огромных месторождений природного газа. Хотя конфликт принято считать продолжением многолетней враждебности между Грецией и Турцией, на самом деле нынешняя схватка – не что иное, как одна из граней новой «Большой игры», результаты которой могут изменить судьбу Средиземноморья.

В то время как НАТО разваливается на части, в какой-то степени из-за изоляционистской политики нынешней администрации США, европейские страны, такие как Франция и Италия, действуют по собственной программе, не обращая внимания на некогда единый западный альянс. Европа теряет свое стратегическое превосходство в Средиземноморье. После многих лет инвестиций в ливийский конфликт европейские державы, скорее всего, «вернутся домой с пустыми руками».

На протяжении многих лет Франция поддерживала базирующиеся в восточной части страны силы Ливийской национальной армии (ЛНА) во главе с генералом Халифой Хафтаром, в то время как Италия выступала на стороне Правительства национального согласия (ПНС) в Триполи. Два члена НАТО, открыто конфликтуя между собой политически, надеялись, что исход ливийской войны даст им обоим значительные военные, политические и экономические рычаги влияния.

Как бы то ни было, новости, поступающие из региона, явно противоречат их планам, поскольку Турция и Россия, которые лишь недавно заявили о своих претензиях на Ливию, сейчас фактически контролируют эту страну. Анкара и Москва не только являются главными внешними игроками в Ливии (Россия поддерживает Хафтара, а Анкара – главу ПНС Файеза Сараджа), но вполне вероятно, что именно они будут определять дальнейшее будущее Ливии. В ходе второго раунда переговоров, прошедшего в Анкаре 16 сентября, обе страны одобрили соглашение о прекращении огня в Ливии как часть политического процесса, который призван в конечном итоге привести к стабилизации обстановки в этой воюющей стране.

Ирония происходящего заключается в том, что до недавнего времени между Турцией и Россией существовали жесткие разногласия. Конфликт в Сирии в 2015 году достиг точки, когда война казалась неизбежной. Ситуация изменилась, когда обе страны увидели беспрецедентные возможности, возникшие благодаря относительному отсутствию США в качестве главного внешнего игрока в ближневосточных конфликтах в сочетании с разобщенностью Европы и НАТО.

Со временем появились дополнительные возможности, как в самой Ливии, так и в средиземноморском регионе в целом. Когда Франция и Италия проявили нескрываемый энтузиазм в отношении формирующегося альянса между Израилем, Грецией и Кипром вокруг проекта Восточно-средиземноморского газопровода (EastMed), Турция вмешалась в развитие событий, создав собственный альянс: в ноябре 2019 года Анкара подписала с ПНС Ливии меморандум о взаимопонимании. Этот шаг расширил сферы влияния Турции в Средиземноморье и поставил Францию перед очередным вызовом ее лидерству в регионе.

Кроме того, вдохновленная успехом Анкара расширила разведку природного газа в Средиземном море, чтобы охватить огромную акваторию, простирающуюся от южного побережья Турции до северо-восточного побережья Ливии. Поскольку альянс НАТО не смог выступить единым фронтом, Франция решила действовать в одиночку, надеясь сохранить геополитический статус-кво, существовавший в Средиземноморье на протяжении многих десятилетий.

Этот статус-кво больше не является устойчивым, поскольку в ближайшее время почти наверняка будет написан новый политический контракт, особенно если учесть, что характер турецко-российского альянса становится все более отчетливым, и он обещает быть долгосрочным.

Взаимные интересы Турции и России, вероятно, приведут их к созданию реального союза, если их нынешние переговоры дадут взаимоприемлемые результаты. За пределами этой возможной коалиции остались капризные европейские страны, чье стратегическое видение потерпело серьезный крах в Ливии, такой же, как в Сирии несколькими годами ранее.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров в настоящее время возглавляет российские дипломатические усилия в поисках невоенного решения турецко-греческого конфликта. И это само по себе свидетельствует о растущей мощи и влиянии России в регионе, где до недавнего времени безраздельно доминировал Североатлантический альянс.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх