Несекретные материалы

13 506 подписчиков

Свежие комментарии

  • Виктор Афонин
    В чем то она права. Было бы в разы эффективней если бы люди сидели дома а обслуживание должно организовано властями. ...“Как можно было?”...
  • Олег Малов
    Поверьте, и пригласят, и деньги заплатят. И пандемия - не преграда.Алексей Горбунов ...
  • Зайцев Виктор Зайцев Виктор
    А вернуться так тихо-тихо (без "Абрамса") как сделал вот этот подонок (см. фото), это чадо распевавшее перед ФАШИСТАМ...Алексей Горбунов ...

Тяжела жизнь хипстера в России

Тяжела жизнь хипстера в России

Тяжела жизнь хипстера в России

Да-да, очень тяжела жизнь модного хипстера в путинской России. Тяжела и полна разочарований, как путь самурая.

Сказать ведь им, что, например, престижная итальянская приправа орегано — это всего лишь душица, которую её бабка заваривала ей в детстве от кашля — удавятся от ужаса бытия и несовершенства мира.

А моцарелла — это если в молоко плеснуть скисшего вина (уксуса, говоря проще), и откинуть на марлю. Неликвид, в общем, который пить никто уже не может, утилизировать хоть как-то.

Добить тем, что суши — это когда нищий рыбак (которого на берегу за блеск ножа просто зарубит любой самурай) сидит в море в лодке и, торопясь, срезает дольками мясо со свежепойманной рыбы, потому что развести огонь нельзя. Потом макает в уксус, потому что в рыбе весёлые червячки кишат, а потом лезет холодной рукой в мешок с рисом, скатывает там комочек влажного и солёного от морской воды риса и жрёт это всё вместе. Причем панически оглядываясь, не видит ли кто из хозяев, как он улов пожирает, не отдавая хозяину долю. Да они вообще это в мозг не смогут уложить.

Можно провести контрольный выстрел, рассказав, что такое фондю. Это когда нищий швейцарский крестьянин, обогревая зимой хату собственным теплом, ползёт в погреб (а там всё сожрано) — и собирает окаменелые обрезки сыра, чтобы разогреть их и когда они станут мягкими — дабы туда сухари макать.
Просто потому что жрать нечего.

Ещё стоит напомнить, что единственное блюдо американской кухни — это украденная у индейцев птица, и ее пожирание — это мега-праздник беглого англо-переселенца (т.е. уголовника), который годами жрал солонину и бобы. Вот мега-праздник у этого интеллектуала был — раз в год поесть большую запечённую птицу, стырив её у местных (которых в рамках протестантской благодарности потом отравить исподтишка).

А престижный французский суп буйабес — это когда рыбак, живущий прямо в своей лодчонке (потому что даже на шалаш на берегу денег нет), продав основной улов, заваривает остаток улова, всякую мелочь и рыбьи головы — который не удалось продать даже за гроши.

И на всё это смотрят они, живущие в стране, где буженина, расстегаи, блины с икоркой, стерлядь да двенадцатислойный мясной пирог, балык, кулебяка на 4 края и 4 мяса. Смотрят и офигевают. Потому что всё вышеперечисленное внезапно не Престижно — ибо не Загранично. И что?

Бедные, бедные злые люди.

Руслан Карманов

via

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх